***

Mar. 13th, 2014 09:13 pm
maxlethal: (высокомерие и цинизм)
2014-03-13 21-03-27 Скриншот экрана

- Я каждую ночь не сплю, и смотрю из окна палаты (на небо), и думаю: это всё одна история, самая старая.
- Какая?
- Свет против Тьмы.
- *смотрит в небо* Ну, тут, конечно, не Аляска, но, похоже, передел территории пока в пользу Тьмы.
- Да, спорить не буду.


- А вообще-то ты не правильно понял. Я про небо.
- Почему?
- Когда-то была только Тьма. ©

Стены

Feb. 26th, 2014 12:42 am
maxlethal: (счастье)
В 1968 году была написана песня католонского певца Люиса Льяха (Lluis Llach) «L'estaca», которая стала символом борьбы против диктатуры Франко.

Яцек Кочмарский в 1978 году на эту музыку положил свои слова, его песня стала неофициальным гимном польской "Солидарности".

Два года назад, когда оппозиционное движение в России вошло в активную стадию, Кирилл Медведев сделал текст-гибрид между оригинальной каталонской песней и её польской адаптацией. Так родились "Стены":




И вот ещё немного.


Наша свобода отличается тем, что она разрешенная. Вот, отмерят тебе 80 см свободы, и ты свободен. А завтра скажут «5 миллиметров», и будешь свободен на 5 миллиметров. Вот, свобода, которая отмеряется сверху, есть определенная такая, знаете, специально такая свобода второй свежести, которую некоторые свободой не считают ©


***
Другие посты серии "Музыкальное расследование"
Black Magic Woman
Папиросы
Звезда по имени Солнце
Bohemian Rhapsody
Музыканты "одной песни
"
Пусть всегда будет солнце
Chi Mai
Песня сквозь будущее
Runaway
Creep
Стены
maxlethal: (счастье)
Когда люди дают советы, они разговаривают с собой
maxlethal: (высокомерие и цинизм)
Питер – город большой магии: сюда сгребли всех, кто не попал в Хогвартс, но сильно хотел ©

Я хочу серьёзно поговорить с тобой.
Поговорить откровенно, о неприятном, пока тебе ещё не принадлежу и могу это сделать на равных.
Пока ты меня не привязал работой, какими-то любимыми местами, большим количеством знакомых или даже близких.


Нет, нет, по-прежнему подтверждаю всё, что когда-то говорил о тебе прежде, я ведь в тебе почти не ошибся.
Только ты ведь не высокомерен и не мрачен, никого из себя не изживаешь, ничего такого вовсе.
Просто ты самодостаточен и страшный эгоцентрист.

Тебе наплевать на всех нас, на наши бренные заботы, проблемы и радости.
Ты видел, как неистово ликуют, как с энтузиазмом топят своих в крови, затем разделывают и едят мёртвых лошадей у тебя на мостовой, потом опять бессмысленно ликуют.
Ты так много видел и знаешь, что просто не обращаешь внимание на всех этих фриковатых бомжей на улицах, неуместные совковые вывески на изящных уличных столбах, рваные обёртки на поребриках и запах анаши в парадных.


Ты не даёшь надежды, жёстко и однозначно очерчивая границы.
Бессмысленно просить у тебя солнышка в ноябре. Ты будешь день за днём выдавать свои стабильные +3, +8, это занесённое тучами небо, сырость и влажность. Когда оно, наконец, выглянет на дцатый день, уже не буду рад, зная неотвратимость твоего характера.
Равно как и в июне, уверен, ты упрямо не станешь выключать солнце до полуночи.
Тебе так комфортно. Ты такой, и это нужно принять.

По-настоящему, в тебе нет тепла и летом -- ты гордый самовлюблённый город.
Нет этого киевского уюта и теплоты, в которой неожиданно и непривычно для себя донесёшь сумку тётушки и проболтаешь с ней до самого метро.
Нет этой белорусской прилизанности и бедной опрятности, которая кажется неестественной и вызывает уважение.
Ты сам себе на уме.


В отличие от Москвы, твои пригороды сохранили своё уникальное лицо, не превратясь в единую индастриалмассу.
Твои же исконные внутренние районы цельно и органически монолитны, и вовсе не напоминают разные города, несмотря на их островную раздробленность.
Не понимаю, как они спорят о том, что лучше -- Петроградка или Васька --- два соседних острова, разве у последнего человеческий выход к морю.

Ты огромен: для того, чтобы выехать на свою родную трассу, мне приходится одолеть 60 км.
Ты понятен, потому что рациональный, логичный и прямой. Упрямый.

Ты требовательный как мастер ушу из какой-нибудь восточной картины: требуешь постоянное совершение усилий человека над собой.
Глядя в окна не хочется вылазить из своей теплой постели, выползать из уютной берложки.
Лишь вытащив себя за шиворот, можно осознать -- вполне приятно и должно жить.

Нужно раз и навсегда для себя решить, будешь ли в зиму ходить мостами через Неву, только чтобы потом не ныть, как морской пронизывающий ветер вынимает твою душу.
Нужно сразу, для экономии собственной жизненной  энергии, решать сотни таких же простых и банальных вопросов про погоду и людей, чтобы суметь принять жить здесь как данность.
Потому что пощады не будет.

Потому что ты есть не только то, кем являешься, но и кем представляешь себя и окружающее.


Когда-нибудь, в один прекрасный день, приняв тебя как есть и не ожидая чуда, ты улыбнёшься мне и подмигнёшь.
К тому времени я вряд ли этому удивлюсь -- буду предельно самодостаточен и эгоцентричен. Ещё более, чем ты сейчас.
maxlethal: (счастье)
Эйнштейн и Бор ведь не спорили о том, случаен ли мир или нет. Оба говорили что случаен. Только один говорил, что монетки уже выпали и лежат где–то — орел или решка — в темноте, а когда мы включаем свет — видим, как они лежат. В версии Бора есть две монетки, каждая стоит на ребре, но в разных комнатах. Когда мы щупаем одну, она падает, но при этом в силу необъясненной пока взаимосвязи падает и вторая, а на какую сторону она упадет — зависит от того, как упала первая. Но как, Холмс?! Я понимаю так, что если физики называют две частицы (две монетки) связанными, они должны дать объяснение механизма этой связи. Сказать просто: "Ну, это потому что они связанные" — ничем не лучше, чем сказать: "Так угодно богу". Не принимаю этой версии, она ничего не объясняет.
...забавным образом вытекает невозможность путешествий назад во времени. Ведь чтобы так пропутешествовать, нам надо знать положение частиц в некий момент времени в прошлом. Но ни одна частица такой информации не предоставит, поскольку она с тех пор совершила множество истинно случайных действия. Прощай, Док...
Наш мозжечок не умеет корректировать поведение частиц, он просто из них сделан и полностью подчиняется всем этим законам, будь они хоть детерминированными, хоть копенгагенскими, хоть многомировыми.



Это просто охуительно: доступное изложение истории эволюции и базовых принципов квантовой механики -- 1, 2, 3.

Бонус:
Лекции Ричарда Фейнмана
Айзек Азимов "Градации неправды"
Брайон Р.Грин "Ткань космоса"
maxlethal: (наблюдательность)


Поэтому рассматривайте то, что вы сейчас услышите, просто как советы верхушки нескольких айсбергов, если так можно сказать, а не горы Синай. Я не Моисей, вы тоже не ветхозаветные евреи; эти немного беспорядочные наброски, нацарапанные в желтом блокноте где-то в Калифорнии, -- не скрижали.

Проигнорируйте их, если угодно, подвергните их сомнению, если необходимо, забудьте их, если иначе не можете: в них нет ничего обязательного. Если кое-что из них сейчас или в будущем вам пригодится, я буду рад. Если нет, мой гнев не настигнет вас.

1. И теперь и в дальнейшем, я думаю, имеет смысл сосредоточиться на точности вашего языка. Старайтесь расширять свой словарь и обращаться с ним так, как вы обращаетесь с вашим банковским счетом. Уделяйте ему много внимания и старайтесь увеличить свои дивиденды. Цель здесь не в том, чтобы способствовать вашему красноречию в спальне или профессиональному успеху -- хотя впоследствии возможно и это, -- и не в том, чтобы превратить вас в светских умников. Цель в том, чтобы дать вам возможность выразить себя как можно полнее и точнее; одним словом, цель -- ваше равновесие. Ибо накопление невыговоренного, невысказанного должным образом может привести к неврозу. С каждым днем в душе человека меняется многое, однако способ выражения часто остается одним и тем же. Способность изъясняться отстает от опыта. Это пагубно влияет на психику. Чувства, оттенки, мысли, восприятия, которые остаются неназванными, непроизнесенными и не довольствуются приблизительностью формулировок, скапливаются внутри индивидуума и могут привести к психологическому взрыву или срыву. Чтобы этого избежать, не обязательно превращаться в книжного червя. Надо просто приобрести словарь и читать его каждый день, а иногда -- и книги стихов. Словари, однако, имеют, первостепенную важность. Их много вокруг; к некоторым прилагается лупа. Они достаточно дешевы, но даже самые дорогие среди них (снабженные лупой) стоят гораздо меньше, чем один визит к психиатру. Если вы все же соберетесь посетить психиатра, обращайтесь с симптомами словарного алкоголизма.

2. И теперь и в дальнейшем старайтесь быть добрыми к своим родителям. Если это звучит слишком похоже на "Почитай отца твоего и мать твою", ну что ж. Я лишь хочу сказать: старайтесь не восставать против них, ибо, по всей вероятности, они умрут раньше вас, так что вы можете избавить себя по крайней мере от этого источника вины, если не горя. Если вам необходимо бунтовать, бунтуйте против тех, кто не столь легко раним. Родители -- слишком близкая мишень (так же, впрочем, как братья, сестры, жены или мужья); дистанция такова, что вы не можете промахнуться. Бунт против родителей со всеми его я-не-возьму-у-вас-ни-гроша, по существу, чрезвычайно буржуазное дело, потому что оно дает бунтовщику наивысшее удовлетворение, в данном случае, -- удовлетворение душевное, даваемое убежденностью. Чем позже вы встанете на этот путь, тем позже вы станете духовным буржуа; т. е. чем дольше вы останетесь скептиком, сомневающимся, интеллектуально неудовлетворенным, тем лучше для вас. С другой стороны, конечно, это мероприятие с не-возьму-ни-гроша имеет практический смысл, поскольку ваши родители, по всей вероятности, завещают все, что они имеют, вам, и удачливый бунтовщик в конце концов получит все состояние целиком -- другими словами, бунт -- очень эффективная форма сбережения. Хотя процент убыточен; и я бы сказал, ведет к банкротству.

3. Старайтесь не слишком полагаться на политиков -- не столько потому, что они неумны или бесчестны, как чаще всего бывает, но из-за масштаба их работы, который слишком велик даже для лучших среди них, -- на ту или иную политическую партию, доктрину, систему или их прожекты. Они могут в лучшем случае несколько уменьшить социальное зло, но не искоренить его. Каким бы существенным ни было улучшение, с этической точки зрения оно всегда будет пренебрежимо мало, потому что всегда будут те -- хотя бы один человек, -- кто не получит выгоды от этого улучшения. Мир несовершенен; Золотого века никогда не было и не будет. Единственное, что произойдет с миром, -- он станет больше, т. е. многолюдней, не увеличиваясь в размерах. Сколь бы справедливо человек, которого вы выбрали, ни обещал поделить пирог, он не увеличится в размерах; порции обязательно станут меньше. В свете этого -- или скорее в потемках -- вы должны полагаться на собственную домашнюю стряпню, то есть управлять миром самостоятельно -- по крайней мере той его частью, которая вам доступна и находится в пределах вашей досягаемости. Однако, осуществляя это, вы также должны приготовиться к горестному осознанию, что даже вашего собственного пирога не хватит; вы должны приготовиться к тому, что вам, по всей вероятности, придется отведать в равной мере и благодарности и разочарования. Здесь самый трудный урок для усвоения -- не терять усердия на кухне, ибо, подав этот пирог хотя бы однажды, вы создаете массу ожиданий. Спросите себя, по силам ли вам такая бесперебойная поставка пирогов, или вы больше рассчитываете на политиков? Каков бы ни был исход этого самокопания -- может ли мир положиться на вашу выпечку? -- начните уже сейчас настаивать на том, чтобы все эти корпорации, банки, школы, лаборатории, или где вы там будете работать, и чьи помещения отапливаются и охраняются полицией круглые сутки, впустили бездомных на ночь, сейчас, когда зима.

4. Старайтесь не выделяться, старайтесь быть скромными. Уже и сейчас нас слишком много, и очень скоро будет много больше. Это карабканье на место под солнцем обязательно происходит за счет других, которые не станут карабкаться. То, что вам приходится наступать кому-то на ноги, не означает, что вы должны стоять на их плечах. К тому же, все, что вы увидите с этой точки -- человеческое море плюс тех, кто подобно вам занял сходную позицию -- видную, но при этом очень ненадежную: тех, кого называют богатыми и знаменитыми. Вообще-то, всегда есть что-то неприятное в том, чтобы быть благополучнее тебе подобных, особенно когда этих подобных миллиарды. К этому следует добавить, что богатых и знаменитых в наши дни тоже толпы и и что там, наверху, очень тесно. Так что, если вы хотите стать богатыми или знаменитыми или и тем и другим, в добрый час, но не отдавайтесь этому целиком. Жаждать чего-то, что имеет кто-то другой, означает утрату
собственной уникальности; с другой стороны, это, конечно, стимулирует массовое производство. Но, поскольку вы проживаете жизнь единожды, было бы разумно избегать наиболее очевидных клише, включая подарочные издания. Сознание собственной исключительности, имейте в виду, также подрывает вашу уникальность, не говоря о том, что оно сужает ваше чувство реальности до уже достигнутого. Толкаться среди тех, кто, учитывая их доход и внешность, представляет -- по крайней мере теоретически -- неограниченный потенциал, много лучше членства в любом клубе. Старайтесь быть больше похожими на них, чем на тех, кто на них не похож; старайтесь носить серое. Мимикрия есть защита индивидуальности, а не отказ от нее. Я посоветовал бы вам также говорить потише, но, боюсь, вы сочтете, что я зашел слишком далеко. Однако помните, что рядом с вами всегда кто-то есть: ближний. Никто не просит вас любить его, но старайтесь не слишком его беспокоить и не делать ему больно; старайтесь наступать ему на ноги осторожно; и, если случится, что вы пожелаете его жену, помните по крайней мере, что это свидетельствует о недостатке вашего воображения, вашем неверии в безграничные возможности жизни или незнании их. На худой конец, постарайтесь вспомнить, из какого далека -- от звезд, из глубин вселенной, возможно, с ее противоположного конца -- пришла просьба не делать этого, равно как и идея возлюбить ближнего как самого себя. По-видимому, звезды знают больше о силе тяготения, а также и об одиночестве, чем вы; ибо они -- глаза желания.

5. Всячески избегайте приписывать себе статус жертвы. Из всех частей тела наиболее бдительно следите за вашим указательным пальцем, ибо он жаждет обличать. Указующий перст есть признак жертвы -- в противоположность поднятым в знаке Victoria среднему и указательному пальцам, он является синонимом капитуляции. Каким бы отвратительным ни было ваше положение, старайтесь не винить в этом внешние силы: историю, государство, начальство, расу, родителей, фазу луны, детство, несвоевременную высадку на горшок и т.д. Меню обширное и скучное, и сами его обширность и скука достаточно оскорбительны, чтобы восстановить разум против пользования им. В момент, когда вы возлагаете вину на что-то, вы подрываете собственную решимость что-нибудь изменить; можно даже утверждать, что жаждущий обличения перст мечется так неистово, потому что эта решимость не была достаточно твердой. В конце концов, статус жертвы не лишен своей привлекательности. Он вызывает сочувствие, наделяет отличием, и целые страны и континенты нежатся в сумраке ментальных скидок, преподносимых как сознание жертвы. Существует целая культура жертвы, простирающаяся от личных адвокатов до международных займов. Невзирая на заявленную цель этой системы, чистый результат ее деятельности -- заведомое снижение ожиданий, когда жалкое преимущество воспринимается или провозглашается крупным достижением. Конечно, это терапевтично и, учитывая скудость мировых ресурсов, возможно, даже гигиенично, так что за неимением лучшего материала можно удовольствоваться таким -- но старайтесь этому сопротивляться. Какой бы исчерпывающей и неопровержимой ни была очевидность вашего проигрыша, отрицайте его, покуда ваш рассудок при вас, покуда ваши губы могут произносить "нет". Вообще, старайтесь уважать жизнь не только за ее прелести, но и за ее трудности. Они составляют часть игры, и хорошо в них то, что они не являются обманом. Всякий раз, когда вы в отчаянии или на грани отчаяния, когда у вас неприятности или затруднения, помните: это жизнь говорит с вами на единственном хорошо ей известном языке. Иными словами, старайтесь быть немного мазохистами: без привкуса мазохизма смысл жизни неполон. Если это вам как-то поможет, старайтесь помнить, что человеческое достоинство -- понятие абсолютное, а не разменное; что оно несовместимо с особыми просьбами, что оно держится на отрицании очевидного. Если вы найдете этот довод несколько опрометчивым, подумайте, по крайней мере, что, считая себя жертвой, вы лишь увеличиваете вакуум безответственности, который так любят заполнять демоны и демагоги, ибо парализованная воля -- не радость для ангелов.

6. Мир, в который вы собираетесь вступить, не имеет хорошей репутации. Он лучше с географической, нежели с исторической точки зрения; он все еще гораздо привлекательней визуально, нежели социально. Это не милое местечко, как вы вскоре обнаружите, и я сомневаюсь, что оно станет намного приятнее к тому времени, когда вы его покинете. Однако это единственный мир, имеющийся в наличии: альтернативы не существует, а если бы она и существовала, то нет гарантии, что она была бы намного лучше этой. Там, снаружи -- джунгли, а также пустыня, скользкий склон, болото и т. д. -- буквально -- но, что хуже, и метафорически. Однако, как сказал Роберт Фрост: "Лучший выход -- всегда насквозь". И еще он сказал, правда, в другом стихотворении, что "жить в обществе -- значит прощать". Несколькими замечаниями как раз об этом деле прохождения насквозь я хотел бы закончить. Старайтесь не обращать внимания на тех, кто попытается сделать вашу жизнь несчастной. Таких будет много -- как в официальной должности, так и самоназначенных. Терпите их, если вы не можете их избежать, но как только вы избавитесь от них, забудьте о них немедленно. Прежде всего старайтесь не рассказывать историй о несправедливом обращении, которое вы от них претерпели; избегайте этого, сколь бы сочувственной ни была ваша аудитория. Россказни такого рода продлевают существование ваших противников: весьма вероятно, они рассчитывают на то, что вы словоохотливы и сообщите о вашем опыте другим. Сам по себе ни один индивидуум не стоит упражнения в несправедливости (или даже в справедливости). Отношение один к одному не оправдывает усилия: ценно только эхо. Это главный принцип любого притеснителя, спонсируется ли он государством, или руководствуется собственным я. Поэтому гоните или глушите эхо, не позволяйте событию, каким бы неприятным или значительным оно ни было, занимать больше времени, чем ему потребовалось, чтобы произойти. То, что делают ваши неприятели, приобретает свое значение или важность оттого, как вы на это реагируете. Поэтому промчитесь сквозь или мимо них, как если бы они были желтым, а не красным светом. Не задерживайтесь на них мысленно или вербально; не гордитесь тем, что вы простили или забыли их, -- на худой конец, первым делом забудьте. Так вы избавите клетки вашего мозга от бесполезного возбуждения; так, возможно, вы даже можете спасти этих тупиц от самих себя, ибо перспектива быть забытым короче перспективы быть прощенным. Переключите канал: вы не можете прекратить вещание этой сети, но в ваших силах, по крайней мере, уменьшить ее рейтинг. Это решение вряд ли понравится ангелам, но оно непременно нанесет удар по демонам, а в данный момент это самое важное.

©
maxlethal: (наблюдательность)
Однажды Витяstebun ответил на мой пост: "Зачем тебе принципы? Чтобы не думать?"
Я подумал, и это что-то изменило в моём отношении к жизни.

Сегодня с утра у меня был принцип, которого я придерживался: "не веди переговоры с террористами".
... )
maxlethal: (наблюдательность)
Просто обязываю прочесть этот пост. Способен сэкономить кучу времени жизни.


Если после вылета военного летчика проанализировать бортовой журнал, то окажется, что почти все решения, принятые пилотом во время полета - неверные.

Почти все - неверные, ребята. В каждый момент времени можно было выбрать чуть выше угол, чуть больше скорость, чуть точнее набрать высоту.

И это не повод не сажать пилотов за штурвал. Правильный подход, которому учат летчиков - продолжать принимать решения.

Это - ключевой момент. Продолжать принимать решения. Продолжать что-то делать. Лети, блядь, дальше.©



Людвига вообще всячески рекомендую.


А всё нужное знание о диетах, кстати, тут:

1, 2, 3
4 (читать снизу вверх)
5
maxlethal: (высокомерие и цинизм)

Я хотел бы заботиться о тебе -- не желая тебя изменить; любить тебя -- оставляя тебя на свободе; принимать тебя всерьез -- ни к чему не принуждая; приходить к тебе -- не навязывая себя; что-то дарить тебе -- не ожидая ничего в ответ; уметь прощаться с тобой -- не боясь потерять тебя навсегда; rоворить с тобой о моих чувствах -- не возлагая на тебя ответственность за них; делиться с тобой знаниями -- не поучая тебя; радоваться тебе такому, каков ты есть.
Если и ты с такими же чувствами шагнешь мне навстречу - мы сможем обогатить друг друга.

© Д.Х. Джебран.


...хуже всего, когда с человеком в моей жизни исчезаю я. При этом всё хорошо и для того человека, и внешне. Прекрасно даже для какой-то части меня, которая тянется к сопричастности.

Так жить можно долго.

Только это будет не твоя жизнь: жизнь, устраивающая другого, но не меня. И другая моя часть, которая во мне думает, стремится, ищет -- она накапливает неудовлетворенность происходящим. И будет накапливать до тех пора, пока жива.

И будет повод, взрыв, предлог, или как-то ещё... понятное для тебя, но совершенно внезапное для неповинного человека рядом с тобой.

Точнее, виновного. Виновного в том, что он такой как есть -- в понимании тебя, вас, личного пространства и каких-то других мелочей, которые ты порой не сможешь сформулировать перед самим собой...
maxlethal: (наблюдательность)

Масштаб реализовавшихся людей трудно отличить от масштаба времени, действий и поступков.
Время бывает больше, чем живущие в нём люди (известная максима Карлейля про то, что время такое великое, а почтенные джентльмены такие мелкие), но люди очень редко бывают больше, чем присущее им время. Глыба - это же просто короткое название для человека, который видит задачу, и решает задачу. А где они, эти великие задачи-то? Вроде бы, слава Богу, их нет и не предвидится. ©

Практически с первых дней человек начинает проверять границы возможного и дозволенного.


Старается выбраться из кроватки, слезть со стула, сползти по ступенькам. Тащит мелкие предметы в рот, убегает к дороге и тычет чем-нибудь в розетку. Варьирует силу голоса, манипуляций и требований.
Горе тем родителям, которые не умеют обозначить границы дозволенного, тем самым лишая себя сна, обеспечивая себе служение бесконечным прихотям и созерцание периодических истерик.
Во взрослой жизни повсеместно созерцаем и взбалмошных девочек, требующих мужчину, способного их укротить, и политических безумцев, подсознательно желающих познать границу дозволенного им безумия.

Человеку жизненно необходимы границы, потому что состояние неопределенности медленно убивает и сводит с ума. С ними же он быстрее адаптируется, быстрее учится.
В ограниченном состоянии быстрее и креативнее мыслится, находятся обходы и альтернативные решения.

Границы вредны своей неизбежной способностью превращаться в шаблоны и рамки мышления и действий. Человек усваивает алгоритмы "правильных" решений и действий, начинает пользоваться ими на уровне безусловных рефлексов, прекращая творить, думать и, по сути, жить.

Мы гордимся способностью нарушать границы, способностью сопротивляться, преодолевать. Особенно в русском сознании, где принято путать слово "свобода" и "воля".

Но гордиться нужно другим: способностью создавать свои персональные осознанные границы и правила, и следовать им.


Потому как, на самом деле, границ не существует. Они лишь ментальная конструкция в нашей голове. Это лишь многократно произнесенные и написанные слова сотен людей, которые мы приняли за норму и на веру.

Когда это понимаешь и принимаешь, вдруг перестаёт заботить ограничение, созданное чужой волей. Перестаёт быть интересным нарушить, обойти, сопротивляться и преодолеть.
Просто знаешь -- в любой момент можешь просто отказаться, повернуть или остановиться. Как можешь и продолжать плыть в общей лодке, покуда тебя это устраивает.

Но это же осознание убивает и сводит с ума.
Ведь ты осознаёшь -- можешь в абсолютно любой момент развестись или уволиться, начать жизнь заново или продать дом. Всё, что захочешь.
Никто тебе не сможет помешать, если решишь. Просто каждое решение повлечет за собой цепь событий, которые выльются в определенную для тебя цену.

И ты начинаешь как в детстве искать границы и проверять прочность: рубишь канаты, сжигаешь мосты, падаешь наземь, разбиваешься и встаёшь вновь.
А вселенная невозмутимо раз за разом продолжает выставлять тебе счета.

Здравствуйте!
Меня зовут Максим.
Последние полтора года я жгу мосты.
У меня снова мультишенген и я зачем-то планирую продолжать.

Нет невозможного. За исключением того, что состояние вашего сознания сделает таковым. ©

DSC_0004

Приложение
:
границы государств
maxlethal: (наблюдательность)
Белла Ахмадулина стала на восемь лет его пятой женой.




Зачем-то нас занесло в «Эрмитаж». Я дурачился и строил рожи среди картин, ваз, доспехов, гобеленов, от радости, что впервые могу не восхищаться, не изумляться, не подавляться назойливым преизбытком великих творений. То, что шло об руку со мной, живое, теплое, смеющееся над моим ломаньем совсем детским, тоненьким смехом, было настолько совершенней, бесконечней, увлекательней, что виртуозная мазня вокруг была мне, как здоровому лекарство.
Теперь я стал строителем. Я построил для нее Зимний дворец и всю набережную, Биржу и Кунсткамеру, Казанский собор и Гостиный двор, Петропавловскую крепость и Адмиралтейство, я так просто и сильно возвел здание Академии Наук, чтобы по утрам его гладкие стены принимали на себя всё солнце, я перекинул мосты через Неву и Фонтанку, поставил ростральные колонны и Александрийский столп, в расчете на его тяжесть ничем его не укрепив, чтобы только удивить ее; каждый парк я обнес решеткой, перебросил арки там, где дома мешали прорыву улиц к площадям. Я пренебрег только окраинами, потому что ей было не до них. Я так тщательно, кропотливо, широко и нежно создавал для нее город, что мне едва хватило ночи, и когда утром раздался стук в дверь, я открыл ей непроспанный, усталый, мятый, растрепанный, каким и бывает строитель, только что уложивший последние кирпичи.

Напрасен был мой ночной труд. Город оказался нам почти не нужен. К чему пышные декорации, для нашего накала достаточно просто сукон. К чему был Медный всадник, коль она была и Петром, и конем, и змеей под его копытом.

Ты приедешь, обязательно приедешь, если я буду тих, нем и покорен твоему выбору, твоему решению. Ровно в полночь телефон потерял свою власть надо мной, ты была в пути.

Поначалу он называл её "Она".

Позже ты шутила, что из меня вышел бы отличный олень, так сильно во мне защитные инстинкты. Да ведь это другая сторона моей незащищенности, гибельности. Я бы десятки раз погиб, сорвался с края, если б не безотчетно сторожкое, что следит за мной. Но во мне не хватило этого оленьего, чтобы шарахнуться от тебя...

Видит Бог, не я это затеял. Она обрушилась на меня, как судьба.

Я долго оставался беспечен. Мне казалось, что тут-то я хорошо защищен. Уже была близость, милая и неловкая, были слова, трогающие и чуть смешные,— не мог же я всерьез пребывать в образе седого, усталого красавца,— были стихи, трогающие сильнее слов, и не смешные, потому что в них я отчетливо сознавал свою условность; было то, что я понял лишь потом,— стремительно и неудержимо надвигающийся мир другого человека, и я был так же беспомощен перед этим миром, как обитатели Курильского островка перед десятиметровой волной, слизнувшей их вместе с островком.

Я понял, что негаданное свершилось, лишь когда она запрыгала передо мной моим черным придурком-псом с мохнатой мордой и шерстью, как пальмовый войлок; когда она заговорила со мной тихим, загробным голосом моего шофера; когда кофе и поджаренный хлеб оказались с привкусом ее; когда лицо ее впечаталось во всё, что меня окружало.

Она воплотилась во всех мужчин и во всех животных, во все вещи и во все явления. Но, умница, она никогда не воплощалась в молодых женщин, поэтому я их словно и не видел. Я жил в мире, населенном добрыми мужчинами, прекрасными старухами, детьми и животными, чудесными вещами, в мире, достигшем совершенства восходов и закатов, рассветов и сумерек, дождей и снегопадов, и где не было ни одного юного женского лица. Я не удивлялся и не жалел об этом. Я жил в мире, бесконечно щедро и полно населенном одною ею. Я был схвачен, но поначалу еще барахтался, еще цеплялся за то единственное, что всегда мог противопоставить хаосу в себе и вне себя, за свой твердый рабочий распорядок. Но и это полетело к черту.


Потом стал звать Геллой. Гелла -- очаровательная ведьма из "Мастера и Маргариты" (получение разрешения к публикации романа Булгакова и непосредственно его публикация происходили в 1966-67 гг., а Геллой он стал её  звать в 1962 г -- похоже, читал рукопись романа).

«Рухнула Гелла, завершив наш восьмилетний союз криками: «Паршивая советская сволочь!» – это обо мне. А ведь в тебе столько недостатков. Ты распутна, в двадцать два года за тобой тянется шлейф, как за усталой шлюхой, ты слишком много пьешь и куришь до одури, ты лишена каких бы то ни было сдерживающих начал, и не знаешь, что значит добровольно наложить на себя запрет, ты мало читаешь и совсем не умеешь работать, ты вызывающе беспечна в своих делах, надменна, физически нестыдлива, распущена в словах и жестах.

Самое же скверное в тебе: ты ядовито, невыносимо всепроникающа. Ты так мгновенно и так полно проникла во все поры нашего бытия и быта, в наши мелкие распри и в нашу большую любовь, в наш смертный страх друг за друга, в наше единство, способное противостоять даже чудовищному давлению времени, ты приняла нас со всем, даже с тем чуждым телом, что попало в нашу раковину и, обволакиваемое нашей защитной секрецией, сохранить инородность, не став жемчужиной.

Ты пролаза, ты и капкан. Ты всосала меня, как моллюск. Ты заставила меня любить в тебе то, что никогда не любят.

До чего же ты неразборчива! Тебе всё равно, чье принимать обличье. О, не дели участи обреченного, не смотри зелеными глазами моей матери, не лижи меня тонким Кузиным язычком, не всплывай нежными скулами со дна каждой рюмки, оставь зерно под моими окнами сойкам, синицам, снегирям, не вселяйся в людей и животных, изыди из окружающих меня вещей. Раз уж ты ушла, то уйди совсем.


Он выгнал её из дома за лейсбийский секс. Исходя из того, что чувствую читая его заметки, -- за то, что не смог принадлежать себе с ней.

А вообще, он был неплохим журналистом и сценаристом (ещё лучшим - педантом и трудоголиком). Но главным художественным произведением его жизни получился его личный, предельно откровенный дневник.

В эссе Дмитрия Быкова о Белле Ахмадулиной «Я проживу» есть такие строки:

… Подлили масла в огонь два её пишущих мужа — покойный Нагибин и здравствующий, дай Бог ему здоровья, Евтушенко. Нагибин успел перед смертью сдать в печать свой дневник, где вывел Беллу Ахатовну под неслучайным псевдонимом Гелла, и мы узнали о перипетиях их бурного романа. В свою очередь Евтушенко поведал о первом браке Б. А. — браке с собою — и о том, как эта во всех отношениях утончённая красавица энергично морила клопов. И хотя в дневнике Нагибина полно жутких, запредельно откровенных подробностей, а в романе Евтушенко «Не умирай прежде смерти» — масса восторженных эпитетов и сплошное прокламированное преклонение, разница в масштабах личностей и дарований даёт себя знать: пьяная, полубезумная, поневоле порочная Гелла у Нагибина — неотразимо привлекательна, даже когда невыносима, а эфирная Белла у Евтушенко слащава и пошла до полной неузнаваемости. Любовь, даже оскорблённая, даже переродившаяся в ненависть, всё же даёт сто очков вперёд самому искреннему самолюбованию…
Во всей этой истории мне симпатичнее видится его шестая жена -- Алла Нагибина, с которой прожил свои последние 26 лет жизни:

Я не вправе судить отношения Юры с другими женщинами, особенно с Беллой. Я вышла замуж за человека с прошлым. И приняла его вместе с миром его страстей. Каждая женщина — это часть его жизни. Он любил — его любили. Что было, то было…
… Белла — совершенно гениальный человек, прекрасная поэтесса. Отношения Юры и Беллы касались только их двоих. В дневнике Юра написал об их любви замечательные строки. В Америке в «Русском слове» я напечатала этот кусок из его дневника. Это, может быть, одна из лучших страниц прозы о любви в русской литературе. Бесконечно и с восторгом перечитываю эти строки о великом счастье любить. Двое красивых, талантливых, гордых встретились и полюбили — это же чудо. Я всегда уважала искренние чувства двоих…
ещё немного не о любви... )

***

Mar. 21st, 2013 10:46 pm
maxlethal: (наблюдательность)




Крошечная точка посередине коричневатой полосы справа — Земля с расстояния 6 миллиардов километров.

Именно на таком расстоянии находился в 1990 году космический зонд "Вояджер-1",
который сейчас от нас уже на расстоянии 18,5 млрд. километров,
летит с максимальной обеспеченной человечеством скоростью в 17 километров в секунд на протяжении чуть более 35,5 лет
и прямо сегодня находится где-то на границе выхода за пределы Солнечной системы.

На его борту имеется золотая пластинка вместе с фонографической капсулой и иглой для воспроизведения записи.
Если внезнемной разум сможет этим правильно распорядиться, то он обнаружит 20 цветных изображений и 116 рисунков, закодированных как видеосигналы, набор звуков людей и прочих голосов Земли, а также
- обращение Джимми Картера -- президента США в 1977 году (текст небольшой и любопытный, можно почитать, например, тут);
- человеческие голоса на 55 наиболее распространённых языках Земли, записанные в форме приветствий Генерального секретаря ООН (включая русское "Здравствуйте, приветствую Вас!"
- 37 различных фундаментальных на взгляд составителей музыкальных произведений(включая ритуальное пение из Новой Гвинеи, которое возможно сохранилось с каменного века).

Ништяки последних трёх пунктов можно послушать прямо сейчас.

Но пишу этот пост не ради цифр и этой музыкальной ссылки, хотя и любопытно послушать то, что представлялось главной музыкальной ценностью за два года до моего рождения.

Посмотри ещё раз на фотографию.

Вот что сказал о ней 11 мая 1996 года Карл Саган -- человек, предложивший идею золотой пластинки и настоявший на фотографии Земли с такого сумасшедшего расстояния:


Взгляните ещё раз на эту точку. Это здесь. Это наш дом. Это мы. Все, кого вы любите, все, кого вы знаете, все, о ком вы когда-либо слышали, все когда-либо существовавшие люди прожили свои жизни на ней. Множество наших наслаждений и страданий, тысячи самоуверенных религий, идеологий и экономических доктрин, каждый охотник и собиратель, каждый герой и трус, каждый созидатель и разрушитель цивилизаций, каждый король и крестьянин, каждая влюблённая пара, каждая мать и каждый отец, каждый способный ребёнок, изобретатель и путешественник, каждый преподаватель этики, каждый лживый политик, каждая «суперзвезда», каждый «величайший лидер», каждый святой и грешник в истории нашего вида жили здесь — на соринке, подвешенной в солнечном луче.

Земля — очень маленькая сцена на безбрежной космической арене. Подумайте о реках крови, пролитых всеми этими генералами и императорами, чтобы, в лучах славы и триумфа, они могли стать кратковременными хозяевами части песчинки. Подумайте о бесконечных жестокостях, совершаемых обитателями одного уголка этой точки над едва отличимыми обитателями другого уголка. О том, как часты меж ними разногласия, о том, как жаждут они убивать друг друга, о том, как горяча их ненависть.

Наши позёрства, наша воображаемая значимость, иллюзия о нашем привилегированном статусе во вселенной — все они пасуют перед этой точкой бледного света. Наша планета — лишь одинокая пылинка в окружающей космической тьме. В этой грандиозной пустоте нет ни намёка на то, что кто-то придёт нам на помощь, дабы спасти нас от нашего же невежества.

Земля — пока единственный известный мир, способный поддерживать жизнь. Нам больше некуда уйти — по крайней мере, в ближайшем будущем. Побывать — да. Колонизировать — ещё нет. Нравится вам это или нет — Земля сейчас наш дом.

Говорят, астрономия прививает скромность и укрепляет характер. Наверное, нет лучшей демонстрации глупого человеческого зазнайства, чем эта отстранённая картина нашего крошечного мира. Мне кажется, она подчёркивает нашу ответственность, наш долг быть добрее друг с другом, дорожить и лелеять бледно-голубую точку — наш единственный дом.

maxlethal: (наблюдательность)

Смерть не имеет к нам никакого отношения: когда мы живы, смерти ещё нет, когда она приходит, то нас уже нет © Эпикур, 342 - 270 гг. до н.э.


Вот никогда на меня не действовал аргумент "живи сегодняшним днём", потому как его приводят в связи с моей привычкой перманентного моделирования будущего, от чего отказаться не могу и не хочу -- это моя сущностная особенность.

Никогда не действовал мотивирующе и аргумент о конечности жизни, потому как нравится жить, будто я бессмертный. И не нравится -- в страхе смерти, ощущая обратный отсчёт времени.


А вот такая трактовка страха и смерти пришлась по душе:

maxlethal: (наблюдательность)

Словами этой песни является текст стихотворения Владимира Маяковского "К Лиличке".



Осип Брик, Лиля Брик и Владимир Маяковский


Четыре года они прожили втроём в одной квартире, много времени провели в дружеских посиделках и совместных зарубежных поездках.

Маяковский любил её безумно, ей было достаточно быть его музой.

Она называла его "щеном", Осипа они с Владимиром называли "папиком". В это время муж и жена уже не вмешивались в личные отношения друг друга.

Многие произведения поэта описывают непосредственные этапы их отношений.

Она  говорила о нём следующее:

Какая разница между Володей и извозчиком? Один управляет лошадью, другой — рифмой

Страдать Володе полезно, он помучается и напишет хорошие стихи


Андрей Вознесенский, который (в числе многих прочих) получил путевку в жизнь благодаря непосредственному участию Брик, вспоминал:

Уже в старости Лиля Брик потрясла меня таким признанием: «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал» … «Она казалась мне монстром, — признавался Вознесенский. — Но Маяковский любил такую. С хлыстом…»


После смерти поэта, благодаря её письму Сталину реабилитировало имя Маяковского, сама стала восприниматься неофициальной женой поэта, в связи с чем была вычеркнута из списков "врагов народа".

Покончила жизнь самоубийством в 1978 году в возрасте 86 лет.



После смерти один человек скажет: "Эта женщина всю свою жизнь посвятила своей личной жизни".
Я почему-то уверен, в этом основной рецепт её долгой жизни.

Хороший документальный фильм о Лиле Уриевне Каган:




*****

Посты серии "Музыкальное расследование"

Black Magic Woman
Папиросы
Звезда по имени Солнце
Bohemian Rhapsody
Музыканты "одной песни
Пусть всегда будет солнце
Chi Mai
Песня сквозь будущее
Runaway
Creep
Хулиганьё (Виктор Борже)
Мурка
Гордон Декстер
2CELLOS
Amelia Curran
Vladimir Cosma
Александр Башлачёв
Tanita Tikaram
Charlie Winston
Last Train To Lhasa
Владимир Вавилов

10 негритят
maxlethal: (наблюдательность)
Андрей Вознесенский
      (Из поэмы "Оза")

В час отлива возле чайной
        я лежал в ночи печальной,
говорил друзьям об Озе и величьи бытия.
Но внезапно чёрный ворон
        примешался к разговорам,
вспыхнув синими очами,
        он сказал:
"А на фига?!"

Я вскричал: "Мне жаль вас, птица,
        человеком вам родиться б,
                счастье высшее - трудиться,
                        полпланеты раскроя..."
Он сказал: "А на фига?!"

"Будешь ты великий ментор,
         бог машин, экспериментов,
                 будешь бронзой монументов
                         знаменит во все края..."
Он сказал: "А на фига?!"

"Уничтожив олигархов,
         ты настроишь агрегатов,
                 демократией заменишь
                         короля и холуя..."
Он сказал: "А на . . . ?!"

Я сказал: "А хочешь - будешь
        спать в заброшенной избушке,
                 утром пальчики девичьи
                         будут класть на губы вишни,
                                 глушь такая, что не слышна
                                         ни хвала и ни хула..."

Он ответил: "Все - мура,
         раб стандарта, царь природы,
                 ты свободен без свободы,
                         ты летишь в автомашине,
                                 но машина - без руля...


Оза, Роза ли, стервоза -
         как скучны метаморфозы,
                 в ящик рано или поздно...
Жизнь была - а на фига?!"

Как сказать ему, подонку,
что живём не чтоб подохнуть, -
чтоб губами тронуть чудо
поцелуя и ручья!


Чудо жить - необъяснимо.
Кто не жил - что спорить с ними?!

Можно бы - да на фига?



Женя говорит, что наш мозг может обосновать всё, что угодно. Она права на все 100%.

Мой мир стал менее категоричен, когда мне пообещали квартиру в 100 квадратных метров в районе МКАД.
Я смеялся, когда мне предлагали взятки в 100 тысяч рублей, возмущался и негодовал при суммах в 300 тысяч, гордо отвергнул полмиллиона.
Но возможность больше не думать о деньгах до конца жизни куда-то убрала мои защитные фильтры и нравственные барьеры.
Только какой-то крохотный островок прежнего меня заставил дать уклончивый ответ и отложить вопрос на неделю.
Отчётливо помню, как стройная логическая система, многовенно порождённая мной, стойко самооправдывала желание решить базовый материальный вопрос этой жизни.

У меня не вызывают больше интерес безусловно хорошие люди, с железными моральными принципами и гордо поднятой головой, которые ни разу не щупали другую сторону жизни и слабо понимают её грани.
Я не верю в безусловное добро и зло однозначного действия.

Я верю в циклы, волны и диалектику.

Молодому, умному, познавшему успех человеку, оправдать можно что угодно, кроме отсутствия смысла жизни.

Этот вопрос возникает перед нами, когда текущий момент стал мал, исчерпал себя, когда мир вокруг изменился быстрее, чем мы.
Когда начинаем просыпаться от иллюзий и самообмана.

Это какая-то проверка нашего сегодняшнего уровня.
Это не повод для уныния.
Это звук  грядущего первого шага новой жизни.
А прошлое ведь будет вспоминаться нами снисходительно и с улыбкой.




Смысл бытия, у разных людей и в разные мгновения жизни разные. Значит, вопрос о смысле жизни не может иметь общего ответа. Жизнь, как мы ее здесь понимаем, не есть нечто смутное, расплывчатое -- она конкретна, как и требования ее к нам в каждый момент тоже весьма конкретны. Эта конкретность свойственна человеческой судьбе: у каждого она уникальна и неповторима. Ни одного человека нельзя приравнять к другому, как и ни одну судьбу нельзя сравнить с другой, и ни одна ситуация в точности не повторяется -- каждая призывает человека к иному образу действий. Конкретная ситуация требует от него то действовать и пытаться активно формировать свою судьбу, то воспользоваться шансом реализовать в переживании (например, наслаждении) ценностные возможности, то просто принять свою судьбу. ©






Извините за пафос.
maxlethal: (Default)
Сколько веселья вокруг, а счастливых нет ©


Мне кажется в корне неверной популярная ныне концепция тотального избегания жизненного негатива и отыгрывание его счастьем, которого не чувствуешь.

Мой опыт показывает, что большое психологическое болото, внутренние проблемы, а то и душевная мерзость прячутся за позитивными улыбками и позицией "у меня всегда всё хорошо": скрываемый негатив никуда в этом случае не уходит, он накапливается и требует разрядки, которая обязательно наступит.

Я исхожу из той позиции, что наши проблемы -- путь к развитию через преодоление себя.

Я считаю полезным честно и полно проживать весь тот разный опыт, который подбрасывает нам жизнь, но не застревать на нём.

Позволь себе быть несовершенным.
Невозможно быть Богом: мир иррационален и неиделен по своей сути.
maxlethal: (Default)
Я знаю, сколь часто утверждалось раньше и утверждается ныне, что всем в мире правят судьба и Бог, люди же с их разумением ничего не определяют и даже ничему не могут противостоять; отсюда делается вывод, что незачем утруждать себя заботами, а лучше примириться со своим жребием. Особенно многие уверовали в это за последние годы, когда на наших глазах происходят перемены столь внезапные, что всякое человеческое предвидение оказывается перед ними бессильно. Иной раз и я склоняюсь к общему мнению, задумываясь о происходящем.

И однако, ради того, чтобы не утратить свободу воли, я предположу, что, может быть, судьба распоряжается лишь половиной всех наших дел, другую же половину, или около того, она предоставляет самим людям. Я уподобил бы судьбу бурной реке, которая, разбушевавшись, затопляет берега, валит деревья, крушит жилища, вымывает и намывает землю: все бегут от нее прочь, все отступают перед ее напором, бессильные его сдержать. Но хотя бы и так,-- разве это мешает людям принять меры предосторожности в спокойное время, то есть возвести заграждения и плотины так, чтобы, выйдя из берегов, река либо устремилась в каналы, либо остановила свой безудержный и опасный бег?

Я думаю также, что сохраняют благополучие те, чей образ действий отвечает особенностям времени, и утрачивают благополучие те, чей образ действий не отвечает своему времени.

Ибо мы видим, что люди действуют по-разному, пытаясь достичь цели, которую каждый ставит перед собой, то есть богатства и славы: один действует осторожностью, другой натиском; один -- силой, другой -- искусством; один -- терпением, другой -- противоположным способом, и каждого его способ может привести к цели. Но иной раз мы видим, что хотя оба действовали одинаково, например, осторожностью, только один из двоих добился успеха, и наоборот, хотя каждый действовал по-своему: один осторожностью, другой натиском,-- оба в равной мере добились успеха. Зависит же это именно от того, что один образ действий совпадает с особенностями времени, а другой -- не совпадает. Поэтому бывает так, что двое, действуя по-разному, одинаково добиваются успеха, а бывает так, что двое действуют одинаково, но только один из них достигает цели.

От того же зависят и превратности благополучия: пока для того, кто действует осторожностью и терпением, время и обстоятельства складываются благоприятно, он процветает, но стоит времени и обстоятельствам перемениться, как процветанию его приходит конец, ибо он не переменил своего образа действий. И нет людей, которые умели бы к этому приспособиться, как бы они ни были благоразумны. Во-первых, берут верх природные склонности, во-вторых, человек не может заставить себя свернуть с пути, на котором он до того времени неизменно преуспевал. ©
Никколо Макиавелли "Государь", 1513 г.


Порой меня поражает, какая большая, практически непреодолимая пропасть легко образовывается между смежными поколениями.

Но никак не меньше меня удивляет факт чрезвычайной актуальности мысли людей, живших несколько десятков поколений назад.

Идеи не стоят ничего -- они витают в воздухе и мы все периодически спотыкаемся о каждую из них. Бесценно эту идею подобрать, взрастить и воплотить в свою реальность.

Несовершённость хорошего хуже его несовершенности.
maxlethal: (Default)

Прожив 10 лет в России, американец так и не смог понять, почему хyево — это плохо, а пиздато — это хорошо. Но главное, почему пиздец — это хуже, чем хуево, а охyенно — это лучше, чем пиздато!

"Did you know that the russian word for sock is "no sock"?"

Тут говорят, русский язык логичнее. А попробуйте объяснить французу, почему стакан на столе стоит, вилка лежит, а птичка на дереве сидит. ©



По наводке dirty.ru посёрфил сайт, на котором общаются иностранцы, изучающие русский.

Все эти логичные вопросы, мучающие изучающего иностранный язык, наподобие "В чём отличие "иди работай, "иди работать" и "иди и работай"?", "What is the difference between "дыра" and "дырка"?" говорят лишь об одном:

любой иностранный язык нужно воспринимать "как есть" и фокусироваться на запоминании его устойчивых словесных конструкций, нежели на попытках разобраться "почему так?". Понимание придёт позже и само собой.
maxlethal: (Default)
В 1932 году от имени московского "Международного Союза Революционных Писателей" секретарь Романова направила Джеймсу Джойсу (автору "Улисса" и, предположительно, физического термина "кварк"*) анкету, содержащую следующий вопрос: «Какое влияние на Вас как на писателя оказала Октябрьская Революция, и каково ее значение для Вашей литературной работы?»

Ответ Джойса также последовал через секретаря, бывшего белогвардейца Пола Леона:

Милостивые государи, мистер Джойс просит меня поблагодарить вас за оказанную ему честь, вследствие которой он узнал с интересом, что в России в октябре 1917 г. случилась революция. При ближайшем рассмотрении, однако, он выяснил, что Октябрьская Революция случилась в ноябре указанного года. Из сведений, покуда им собранных, ему трудно оценить важность события, и он хотел бы только отметить, что, если судить по подписи вашего секретаря, изменения, видимо, не столь велики.


* "Three Quarks for Muster Mark»" - фраза-крик из его романа "Поминки по Финнегану"

Profile

maxlethal: (Default)
maxlethal

March 2014

S M T W T F S
       1
23 45678
9101112 13 1415
16 171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 12:58 am
Powered by Dreamwidth Studios