maxlethal: (счастье)


не делай злого, не делай доброго, ходи по топтаному пути, носи в кармане, в мешке под ребрами складную бездну, дыру в груди: ищи работу, сдавай экзамены, тяни кредиты, вари борщи, про все богатства свои и залежи - будь осмотрительней - умолчи.

будь осмотрительней: слово тянется незримым следом, дурным хвостом. вот наблюдатели и начальники, кому из них объяснишь потом, что небо давится самолетами, что дверь пугается при звонках, что ужас шилом заходит в легкие, и больно вздрагивать и вздыхать, когда на улице плачет маленький, когда под ветром дрожит маяк, что боль чужая воспринимается всегда значительней, чем своя; что те, кто предали нас, становятся грядущим снегом - и бел, и чист.

не делай злого, не думай нового, будь осторожнее - и молчи.

слова врываются, как нашествие, растут и ширятся, как пожар, учись разменивать фразы жестами: "я скоро буду", "не ешь с ножа", "мороз и солнце", "совсем не голоден", "спокойной ночи", "скорее в чат", а если слово полезет в горло, то / хороший навык - уметь мычать. мычи про все, что в тебя не вместится - от императоров до бродяг.

тебя, наверное, не заметят здесь,
зато есть шансы, что пощадят. ©
maxlethal: (противоречивость)
DSC_0498



+2 фото )
maxlethal: (счастье)

А давайте я с вами ещё поделюсь стихами современных поэтов, которые мне нравятся? Поделитесь и своим.


На самом деле можно просто жить.
Ни завтра. Ни вчера. А настоящим.
Сложить стихи и фото в старый ящик
И во дворе украдкой подпалить.
Нарвать цветов. Сорвать обои в доме.
Раздать бездомным весь свой гардероб.
На деньги те, что мать копит на гроб,
Купить билеты ей с отцом на море.
Сменить работу. Выкинуть часы.
Достать все непрочитанные книги.
И наслаждаться каждым кратким мигом.
И замечать, как подрастает сын

Кот Басё
Расскажи мне сказку о том, что я все смогу, что однажды ночью, стоя на берегу, руку твою сжимая в своей ладони, я увижу, что мир не рушится и не тонет, что не рвутся цепи, не падают якоря… Расскажи мне сказку, правды не говоря, расскажи мне сказку сильнее того, что есть… Не бывает чудес иных, кроме тех чудес, что мы сами себе напишем и создадим...

Расскажи мне, что я остался здесь не один.

Дана Сидерос
Вот так и живут:
болтаясь на общем тросе,
но избегая взглядов, кивков, касаний.
Один никогда не расскажет, если не спросят.
Другой никогда не спросит.
Ждёт, чтобы сами.


Виталий Ковальчук
Никто тебя не сможет уничтожить,
Покуда сам не вычеркнешь себя.

2, 3, 4

strochkovВладимир Строчков
1

Дмитрий Воденников
1

Дмитрий Быков
1

izubrАся Кудряшова
1, 2, 3, 4, 5, 6, 7

Ей Соя
1, 2

Марьяна Высоцкая
1, 2

Федор Сваровский
1

Ксения Желудова
1

hero_inНастя Романькова
1

Антон Прозоров
1

Тимофей Яровиков
1
maxlethal: (наблюдательность)


+2 стихотворения )
maxlethal: (наблюдательность)

Люблю (всегда любил) книги и фильмы о путешествиях во времени: машина времени, временные петли, парадоксы пространства-времени, альтернативное будущее... Ну, вы поняли.
Понятно, что "Назад в будущее" - моя слабость и всё такое.
Но не мог найти ни один из фильмов, который бы смог хотя бы издалека подобрался к нему.

Наконец, случилось -- английский BBC-шный сериал "Dotor Who" от 2005 года: 7 сезонов в среднем по 15 серий, 45 минут каждая...

Не поминайте лихом, люди добрые!


На прощание дам ссылку на один 10-минутный мультик "Узбекфильма" по Рэю Бредбери.
Брэдбери пугает меня куда сильнее, чем Кинг или какие-нибудь ужастики. Он единственный, кто умеет сделать мне по-настоящему страшно.
И стихотворение замечательное, да.


Ну и ещё пару ссылок по теме:

Всё о "Назад в будущее"
Путешествия во времени: (2, 1)
Айзек Азимов
"Конец Вечности"



P.S. Сериал оказался довольно детским, но всё равно местами весьма интересно. Не уверен, что буду продолжать смотреть второй сезон.
maxlethal: (счастье)

Бытие определяет сознание, так принято считать. Думаю, в неменьшей степени сознание определяет бытие. И это влияние на нашу жизнь мне представляется весомее: мысль заряжает нас будущими действиями, по сути формирует это будущее.

Я так давно хотел море, после всей этой бесконечной череды зимних дней и внутреннего застоя. Песок, соль, ветер и волны делают меня счастливым.. "Надо жить у моря, мама" ©

DSC_0018
Просто фотографии и мысли к ним )
maxlethal: (наблюдательность)

Волосы её -- ты понимаешь это периферийным зрением по фигуре и росту -- оказываются прямо перед тобой. В нос бьёт такой запах, такой аромат, что хочется схватить за волосы сзади и, глубоко вдыхая, жадно облизать языком от почти макушки до низа шеи, неожиданно закусив напоследок мочку уха.

Так и не увидев лица, спокойно побрести в своём направлении, приятно вспоминая этот обалденный запах, и мурлыкая что-то себе под нос.

IMG_0821
maxlethal: (счастье)
я видел азию-змею
лежащую на камне гретом
спи доченька моя об этом
не дай господь тебе спою ©


DSC_0152

Меня не первый месяц, давно занимает эта мысль. Даже захватывает она. Сегодня вот опять окунулся -- три часа как не бывало. Давайте я вам расскажу.

Но по дороге сделаю два существенных лирических отступления, без которых эффект будет не полным. Итак, следите за руками.

Из России в Тибет на автомобиле )
maxlethal: (наблюдательность)
Белла Ахмадулина стала на восемь лет его пятой женой.




Зачем-то нас занесло в «Эрмитаж». Я дурачился и строил рожи среди картин, ваз, доспехов, гобеленов, от радости, что впервые могу не восхищаться, не изумляться, не подавляться назойливым преизбытком великих творений. То, что шло об руку со мной, живое, теплое, смеющееся над моим ломаньем совсем детским, тоненьким смехом, было настолько совершенней, бесконечней, увлекательней, что виртуозная мазня вокруг была мне, как здоровому лекарство.
Теперь я стал строителем. Я построил для нее Зимний дворец и всю набережную, Биржу и Кунсткамеру, Казанский собор и Гостиный двор, Петропавловскую крепость и Адмиралтейство, я так просто и сильно возвел здание Академии Наук, чтобы по утрам его гладкие стены принимали на себя всё солнце, я перекинул мосты через Неву и Фонтанку, поставил ростральные колонны и Александрийский столп, в расчете на его тяжесть ничем его не укрепив, чтобы только удивить ее; каждый парк я обнес решеткой, перебросил арки там, где дома мешали прорыву улиц к площадям. Я пренебрег только окраинами, потому что ей было не до них. Я так тщательно, кропотливо, широко и нежно создавал для нее город, что мне едва хватило ночи, и когда утром раздался стук в дверь, я открыл ей непроспанный, усталый, мятый, растрепанный, каким и бывает строитель, только что уложивший последние кирпичи.

Напрасен был мой ночной труд. Город оказался нам почти не нужен. К чему пышные декорации, для нашего накала достаточно просто сукон. К чему был Медный всадник, коль она была и Петром, и конем, и змеей под его копытом.

Ты приедешь, обязательно приедешь, если я буду тих, нем и покорен твоему выбору, твоему решению. Ровно в полночь телефон потерял свою власть надо мной, ты была в пути.

Поначалу он называл её "Она".

Позже ты шутила, что из меня вышел бы отличный олень, так сильно во мне защитные инстинкты. Да ведь это другая сторона моей незащищенности, гибельности. Я бы десятки раз погиб, сорвался с края, если б не безотчетно сторожкое, что следит за мной. Но во мне не хватило этого оленьего, чтобы шарахнуться от тебя...

Видит Бог, не я это затеял. Она обрушилась на меня, как судьба.

Я долго оставался беспечен. Мне казалось, что тут-то я хорошо защищен. Уже была близость, милая и неловкая, были слова, трогающие и чуть смешные,— не мог же я всерьез пребывать в образе седого, усталого красавца,— были стихи, трогающие сильнее слов, и не смешные, потому что в них я отчетливо сознавал свою условность; было то, что я понял лишь потом,— стремительно и неудержимо надвигающийся мир другого человека, и я был так же беспомощен перед этим миром, как обитатели Курильского островка перед десятиметровой волной, слизнувшей их вместе с островком.

Я понял, что негаданное свершилось, лишь когда она запрыгала передо мной моим черным придурком-псом с мохнатой мордой и шерстью, как пальмовый войлок; когда она заговорила со мной тихим, загробным голосом моего шофера; когда кофе и поджаренный хлеб оказались с привкусом ее; когда лицо ее впечаталось во всё, что меня окружало.

Она воплотилась во всех мужчин и во всех животных, во все вещи и во все явления. Но, умница, она никогда не воплощалась в молодых женщин, поэтому я их словно и не видел. Я жил в мире, населенном добрыми мужчинами, прекрасными старухами, детьми и животными, чудесными вещами, в мире, достигшем совершенства восходов и закатов, рассветов и сумерек, дождей и снегопадов, и где не было ни одного юного женского лица. Я не удивлялся и не жалел об этом. Я жил в мире, бесконечно щедро и полно населенном одною ею. Я был схвачен, но поначалу еще барахтался, еще цеплялся за то единственное, что всегда мог противопоставить хаосу в себе и вне себя, за свой твердый рабочий распорядок. Но и это полетело к черту.


Потом стал звать Геллой. Гелла -- очаровательная ведьма из "Мастера и Маргариты" (получение разрешения к публикации романа Булгакова и непосредственно его публикация происходили в 1966-67 гг., а Геллой он стал её  звать в 1962 г -- похоже, читал рукопись романа).

«Рухнула Гелла, завершив наш восьмилетний союз криками: «Паршивая советская сволочь!» – это обо мне. А ведь в тебе столько недостатков. Ты распутна, в двадцать два года за тобой тянется шлейф, как за усталой шлюхой, ты слишком много пьешь и куришь до одури, ты лишена каких бы то ни было сдерживающих начал, и не знаешь, что значит добровольно наложить на себя запрет, ты мало читаешь и совсем не умеешь работать, ты вызывающе беспечна в своих делах, надменна, физически нестыдлива, распущена в словах и жестах.

Самое же скверное в тебе: ты ядовито, невыносимо всепроникающа. Ты так мгновенно и так полно проникла во все поры нашего бытия и быта, в наши мелкие распри и в нашу большую любовь, в наш смертный страх друг за друга, в наше единство, способное противостоять даже чудовищному давлению времени, ты приняла нас со всем, даже с тем чуждым телом, что попало в нашу раковину и, обволакиваемое нашей защитной секрецией, сохранить инородность, не став жемчужиной.

Ты пролаза, ты и капкан. Ты всосала меня, как моллюск. Ты заставила меня любить в тебе то, что никогда не любят.

До чего же ты неразборчива! Тебе всё равно, чье принимать обличье. О, не дели участи обреченного, не смотри зелеными глазами моей матери, не лижи меня тонким Кузиным язычком, не всплывай нежными скулами со дна каждой рюмки, оставь зерно под моими окнами сойкам, синицам, снегирям, не вселяйся в людей и животных, изыди из окружающих меня вещей. Раз уж ты ушла, то уйди совсем.


Он выгнал её из дома за лейсбийский секс. Исходя из того, что чувствую читая его заметки, -- за то, что не смог принадлежать себе с ней.

А вообще, он был неплохим журналистом и сценаристом (ещё лучшим - педантом и трудоголиком). Но главным художественным произведением его жизни получился его личный, предельно откровенный дневник.

В эссе Дмитрия Быкова о Белле Ахмадулиной «Я проживу» есть такие строки:

… Подлили масла в огонь два её пишущих мужа — покойный Нагибин и здравствующий, дай Бог ему здоровья, Евтушенко. Нагибин успел перед смертью сдать в печать свой дневник, где вывел Беллу Ахатовну под неслучайным псевдонимом Гелла, и мы узнали о перипетиях их бурного романа. В свою очередь Евтушенко поведал о первом браке Б. А. — браке с собою — и о том, как эта во всех отношениях утончённая красавица энергично морила клопов. И хотя в дневнике Нагибина полно жутких, запредельно откровенных подробностей, а в романе Евтушенко «Не умирай прежде смерти» — масса восторженных эпитетов и сплошное прокламированное преклонение, разница в масштабах личностей и дарований даёт себя знать: пьяная, полубезумная, поневоле порочная Гелла у Нагибина — неотразимо привлекательна, даже когда невыносима, а эфирная Белла у Евтушенко слащава и пошла до полной неузнаваемости. Любовь, даже оскорблённая, даже переродившаяся в ненависть, всё же даёт сто очков вперёд самому искреннему самолюбованию…
Во всей этой истории мне симпатичнее видится его шестая жена -- Алла Нагибина, с которой прожил свои последние 26 лет жизни:

Я не вправе судить отношения Юры с другими женщинами, особенно с Беллой. Я вышла замуж за человека с прошлым. И приняла его вместе с миром его страстей. Каждая женщина — это часть его жизни. Он любил — его любили. Что было, то было…
… Белла — совершенно гениальный человек, прекрасная поэтесса. Отношения Юры и Беллы касались только их двоих. В дневнике Юра написал об их любви замечательные строки. В Америке в «Русском слове» я напечатала этот кусок из его дневника. Это, может быть, одна из лучших страниц прозы о любви в русской литературе. Бесконечно и с восторгом перечитываю эти строки о великом счастье любить. Двое красивых, талантливых, гордых встретились и полюбили — это же чудо. Я всегда уважала искренние чувства двоих…
ещё немного не о любви... )
maxlethal: (наблюдательность)

Словами этой песни является текст стихотворения Владимира Маяковского "К Лиличке".



Осип Брик, Лиля Брик и Владимир Маяковский


Четыре года они прожили втроём в одной квартире, много времени провели в дружеских посиделках и совместных зарубежных поездках.

Маяковский любил её безумно, ей было достаточно быть его музой.

Она называла его "щеном", Осипа они с Владимиром называли "папиком". В это время муж и жена уже не вмешивались в личные отношения друг друга.

Многие произведения поэта описывают непосредственные этапы их отношений.

Она  говорила о нём следующее:

Какая разница между Володей и извозчиком? Один управляет лошадью, другой — рифмой

Страдать Володе полезно, он помучается и напишет хорошие стихи


Андрей Вознесенский, который (в числе многих прочих) получил путевку в жизнь благодаря непосредственному участию Брик, вспоминал:

Уже в старости Лиля Брик потрясла меня таким признанием: «Я любила заниматься любовью с Осей. Мы тогда запирали Володю на кухне. Он рвался, хотел к нам, царапался в дверь и плакал» … «Она казалась мне монстром, — признавался Вознесенский. — Но Маяковский любил такую. С хлыстом…»


После смерти поэта, благодаря её письму Сталину реабилитировало имя Маяковского, сама стала восприниматься неофициальной женой поэта, в связи с чем была вычеркнута из списков "врагов народа".

Покончила жизнь самоубийством в 1978 году в возрасте 86 лет.



После смерти один человек скажет: "Эта женщина всю свою жизнь посвятила своей личной жизни".
Я почему-то уверен, в этом основной рецепт её долгой жизни.

Хороший документальный фильм о Лиле Уриевне Каган:




*****

Посты серии "Музыкальное расследование"

Black Magic Woman
Папиросы
Звезда по имени Солнце
Bohemian Rhapsody
Музыканты "одной песни
Пусть всегда будет солнце
Chi Mai
Песня сквозь будущее
Runaway
Creep
Хулиганьё (Виктор Борже)
Мурка
Гордон Декстер
2CELLOS
Amelia Curran
Vladimir Cosma
Александр Башлачёв
Tanita Tikaram
Charlie Winston
Last Train To Lhasa
Владимир Вавилов

10 негритят
maxlethal: (наблюдательность)
Мир и события в нём воспринимаются и являются совсем не тем, как потом рассказываем, описываем текстом или снимаем кино.
Это восприятие до конца нельзя передать логической конструкцией текста, эмоциональной энергетикой стиха или силой слова. В нём редко удаётся вычленить начало и конец. 
Поступки наши провоцируются гремучей смесью опыта, переработанного интеллектом, и эмоциональной реакцией на него.

Самое важное оседает недосказанным. 
И может прорасти в нас побегами, когда получаем соответствующий опыт.



Внутри живёт какое-то существо, которое намного лучше знает, что мне действительно нужно.
Может вселиться в какой-нибудь глубокой ночи и не отпускать до утра, делает это в самый неподходящий момент, порою требует ужасающей алогичности и саморазрушений, потом столь же внезапно отпускает или даже теряется.
Что-то мне подсказывает, оно всегда со мной. Только оно и есть то единственное, что стоит слушать и жить.

Бонус +
maxlethal: (наблюдательность)
Андрей Вознесенский
      (Из поэмы "Оза")

В час отлива возле чайной
        я лежал в ночи печальной,
говорил друзьям об Озе и величьи бытия.
Но внезапно чёрный ворон
        примешался к разговорам,
вспыхнув синими очами,
        он сказал:
"А на фига?!"

Я вскричал: "Мне жаль вас, птица,
        человеком вам родиться б,
                счастье высшее - трудиться,
                        полпланеты раскроя..."
Он сказал: "А на фига?!"

"Будешь ты великий ментор,
         бог машин, экспериментов,
                 будешь бронзой монументов
                         знаменит во все края..."
Он сказал: "А на фига?!"

"Уничтожив олигархов,
         ты настроишь агрегатов,
                 демократией заменишь
                         короля и холуя..."
Он сказал: "А на . . . ?!"

Я сказал: "А хочешь - будешь
        спать в заброшенной избушке,
                 утром пальчики девичьи
                         будут класть на губы вишни,
                                 глушь такая, что не слышна
                                         ни хвала и ни хула..."

Он ответил: "Все - мура,
         раб стандарта, царь природы,
                 ты свободен без свободы,
                         ты летишь в автомашине,
                                 но машина - без руля...


Оза, Роза ли, стервоза -
         как скучны метаморфозы,
                 в ящик рано или поздно...
Жизнь была - а на фига?!"

Как сказать ему, подонку,
что живём не чтоб подохнуть, -
чтоб губами тронуть чудо
поцелуя и ручья!


Чудо жить - необъяснимо.
Кто не жил - что спорить с ними?!

Можно бы - да на фига?



Женя говорит, что наш мозг может обосновать всё, что угодно. Она права на все 100%.

Мой мир стал менее категоричен, когда мне пообещали квартиру в 100 квадратных метров в районе МКАД.
Я смеялся, когда мне предлагали взятки в 100 тысяч рублей, возмущался и негодовал при суммах в 300 тысяч, гордо отвергнул полмиллиона.
Но возможность больше не думать о деньгах до конца жизни куда-то убрала мои защитные фильтры и нравственные барьеры.
Только какой-то крохотный островок прежнего меня заставил дать уклончивый ответ и отложить вопрос на неделю.
Отчётливо помню, как стройная логическая система, многовенно порождённая мной, стойко самооправдывала желание решить базовый материальный вопрос этой жизни.

У меня не вызывают больше интерес безусловно хорошие люди, с железными моральными принципами и гордо поднятой головой, которые ни разу не щупали другую сторону жизни и слабо понимают её грани.
Я не верю в безусловное добро и зло однозначного действия.

Я верю в циклы, волны и диалектику.

Молодому, умному, познавшему успех человеку, оправдать можно что угодно, кроме отсутствия смысла жизни.

Этот вопрос возникает перед нами, когда текущий момент стал мал, исчерпал себя, когда мир вокруг изменился быстрее, чем мы.
Когда начинаем просыпаться от иллюзий и самообмана.

Это какая-то проверка нашего сегодняшнего уровня.
Это не повод для уныния.
Это звук  грядущего первого шага новой жизни.
А прошлое ведь будет вспоминаться нами снисходительно и с улыбкой.




Смысл бытия, у разных людей и в разные мгновения жизни разные. Значит, вопрос о смысле жизни не может иметь общего ответа. Жизнь, как мы ее здесь понимаем, не есть нечто смутное, расплывчатое -- она конкретна, как и требования ее к нам в каждый момент тоже весьма конкретны. Эта конкретность свойственна человеческой судьбе: у каждого она уникальна и неповторима. Ни одного человека нельзя приравнять к другому, как и ни одну судьбу нельзя сравнить с другой, и ни одна ситуация в точности не повторяется -- каждая призывает человека к иному образу действий. Конкретная ситуация требует от него то действовать и пытаться активно формировать свою судьбу, то воспользоваться шансом реализовать в переживании (например, наслаждении) ценностные возможности, то просто принять свою судьбу. ©






Извините за пафос.
maxlethal: (Default)
Вместо эпиграфа )

Ты никогда не узнаешь, что купило тебя окончательно -- характер, энергетика, плавность линий или что иное, едва ли уловимое на глаз.
Когда влюблён, тебе не нужны причины и оправдания этой своей любви.
DSC_0186


Оправдания и прозрения наступают позже -- когда будет все кончено для души и включен разум.
Возможно, наступят сомнения и страх. Наверняка -- лживая трактовка событий. 
DSC_0224


Или  когда показалось, что кончено.
Потом появится вновь -- и вновь не принадлежишь себе.
DSC_0387


И опять куда-то едешь и на что-то расчитываешь.
IMG_0037


Чтобы понять, нужно ли тебе это, стоит проживать ситуацию до конца.
DSC_0059


В который раз закрываю глаза -- и передо мной вновь и вновь отчётливо предстают фрагменты дороги, обрывки разговоров и виды городов...

maxlethal: (Default)
У Полозковой вышел новый альбом, сейчас слушаю.
Чаще не весь, а три-четыре запавших стихотворения, положенные под музыку.
В любимом встречается следующее:

И прибой обнимает ноги,
Как веселый щенок цунами,
И под легкими нет тревоги,
И никто не следит за нами.

Вот этот вот "и под легкий минет тревоги никто не следит за нами" казался мне гениальной метафорой, пусть и неуместной в контексте.

А, оказалось, -- "вот оно чо, Михалыч".

Эти новые технологии, когда ты можешь через свой iPhone посмотреть слова каждой песни скачанного альбома, -- они убивают всю романтику.
maxlethal: (наблюдательность)
Ну давай, нация, раз ты баба, какого хуя
Не рожаешь национального героя
И сестру его национальную идею

Какого-нибудь шахматиста-еврея
И его брата
Писателя — нобелевского лауреата
Вратаря хоккея
Космополита-злодея
И Золушку под конвоем

Надо бы становиться немного добрее

Где твоя рация?
Какие твои позывные?
©


+1 )
maxlethal: (Default)
Жизнь — нам подсовывает смерть,
как быстрый выход,
смерть — нам подсовывает жизнь,
как свой итог:
стихотворенье — начинается как выдох,
стихотворение — кончается как вздох. ©

Посты пишутся редко и неохотно.

Читаются многими месяцами одновременно несколько книг -- великолепные и разножанровые. Идут крайне медленно, в месяц по чайной ложке -- не настроение, и всё тут.

Зато удивительно потянуло на поэзию. В общем-то и раньше не сторонился, да и через музыку слушалось многое. Теперь же как-то особо упоенно, на бумаге.

Нравится, что мысль предельно концентрированна, чиста, ярка, выверена, эстетично приятна и имеет приятную недосказанность. И можно многократно перечитывать: вдыхаю то утраченное наслаждение, которое давно не мог себе позволить в прозе.
maxlethal: (наблюдательность)
Я догораю и снова горю!
В амальгаме червонных цветов,
Мозг куражится - давит смолу,
Погибать он еще не готов.

Но! что вчера еще было живым,
Что вчера было частью меня,
Превращается в шелковый снег,
И пригоршнями тает в морях.
©


На входе бесплатно дарят диск нового альбома. Надпись "дар" на обложке.

Энергетика Дианы потрясающа. Как и умение общаться с залом.

Жаль, в группе давно нет Светы Сургановой -- её женского начала, сглаживающего арбенинскую угловатость и резкость в лирике и добавляющего непередаваемо-классное настроение виртуозной скрипкой.

Если бы у меня спросили, кто из отечественных рок-музыкантов на своих концертах будет поднимать политическую тему, Арбенина была бы названа в числе последних. Ан нет: "Государство" с декламированием в мегафон основных статей Конституции и "Россия 37", которая давно в моих эмоциональных ощущениях является музыкальным отражением того, что происходит в стране.

Традиционно многочисленные самолётики от зрителей на сцену во время исполнения "Столицы".

Альбом хорош, "Нецке" шедевральны, попасть на тур рекомендую.


А ещё у неё полсе нового альбома уже три новых песни, две из которых вчера прозвучали в Курске.
Этой, которую позавчера сочинила в Орле, концерт завершился.




+1 new
maxlethal: (Default)
DSC_0002 (2)


Осенний вечер в скромном городке,
гордящимся присутствием на карте
(топограф был, наверное, в азарте
иль с дочкою судьи накоротке).

Уставшее от собственных причуд
Пространство как бы скидывает бремя
величья, ограничиваясь тут
чертами Главной улицы; а Время
взирает с неким холодком в кости
на циферблат колониальной лавки,
в чьих недрах все, что смог произвести
наш мир: от телескопа до булавки.

Здесь есть кино, салуны, за углом
одно кафе с опущенною шторой,
кирпичный банк с распластанным орлом
и церковь, о наличии которой
и ею расставляемых сетей,
когда б не рядом с почтой, позабыли.
И если б здесь не делали детей,
то пастор бы крестил автомобили.

Здесь буйствуют кузнечики в тиши.
В шесть вечера, как вследствие атомной
войны, уже не встретишь ни души.
Луна вплывает, вписываясь в темный
квадрат окна, что твой Экклезиаст.
Лишь изредка несущийся куда-то
шикарный "бьюик" фарами обдаст
фигуру Неизвестного Солдата.

Здесь снится вам не женщина в трико,
а собственный ваш адрес на конверте.
Здесь утром, видя скисшим молоко,
молочник узнает о вашей смерти.
Здесь можно жить, забыв про календарь,
глотать свой бром, не выходить наружу,
и в зеркало глядеться, как фонарь
глядится в высыхающую лужу. ©
maxlethal: (Default)
Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать. Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять. В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско, солнце оставило в волосах выцветшие полоски. Сонный обрывок в ладонь зажать, и упустить сквозь пальцы. Витька с десятого этажа снова зовет купаться. Надо спешить со всех ног и глаз - вдруг убегут, оставят. Витька закончил четвертый класс - то есть почти что старый. Шорты с футболкой - простой наряд, яблоко взять на полдник. Витька научит меня нырять, он обещал, я помню. К речке дорога исхожена, выжжена и привычна. Пыльные ноги похожи на мамины рукавички. Нынче такая у нас жара - листья совсем как тряпки. Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки. Витька - он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна. Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно. Вечер начнется, должно стемнеть. День до конца недели. Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять.

Мама на даче. Велосипед. Завтра сдавать экзамен. Солнце облизывает конспект ласковыми глазами. Утро встречать и всю ночь сидеть, ждать наступленья лета. В августе буду уже студент, нынче - ни то, ни это. Хлеб получерствый и сыр с ножа, завтрак со сна невкусен. Витька с десятого этажа нынче на третьем курсе. Знает всех умных профессоров, пишет программы в фирме. Худ, ироничен и чернобров, прямо герой из фильма. Пишет записки моей сестре, дарит цветы с получки, только вот плаваю я быстрей и сочиняю лучше. Просто сестренка светла лицом, я тяжелей и злее, мы забираемся на крыльцо и запускаем змея. Вроде они уезжают в ночь, я провожу на поезд. Речка шуршит, шелестит у ног, нынче она по пояс. Семьдесят восемь, семьдесят семь, плачу спиной к составу. Пусть они прячутся, ну их всех, я их искать не стану.

Мама на даче. Башка гудит. Сонное недеянье. Кошка устроилась на груди, солнце на одеяле. Чашки, ладошки и свитера, кофе, молю, сварите. Кто-нибудь видел меня вчера? Лучше не говорите. Пусть это будет большой секрет маленького разврата, каждый был пьян, невесом, согрет, теплым дыханьем брата, горло охрипло от болтовни, пепел летел с балкона, все друг при друге - и все одни, живы и непокорны. Если мы скинемся по рублю, завтрак придет в наш домик, Господи, как я вас всех люблю, радуга на ладонях. Улица в солнечных кружевах, Витька, помой тарелки. Можно валяться и оживать. Можно пойти на реку. Я вас поймаю и покорю, стричься заставлю, бриться. Носом в изломанную кору. Тридцать четыре, тридцать...

Мама на фотке. Ключи в замке. Восемь часов до лета. Солнце на стенах, на рюкзаке, в стареньких сандалетах. Сонными лапами через сквер, и никуда не деться. Витька в Америке. Я в Москве. Речка в далеком детстве. Яблоко съелось, ушел состав, где-нибудь едет в Ниццу, я начинаю считать со ста, жизнь моя - с единицы. Боремся, плачем с ней в унисон, клоуны на арене. "Двадцать один", - бормочу сквозь сон. "Сорок", - смеется время. Сорок - и первая седина, сорок один - в больницу. Двадцать один - я живу одна, двадцать: глаза-бойницы, ноги в царапинах, бес в ребре, мысли бегут вприсядку, кто-нибудь ждет меня во дворе, кто-нибудь - на десятом. Десять - кончаю четвертый класс, завтрак можно не делать. Надо спешить со всех ног и глаз. В августе будет девять. Восемь - на шее ключи таскать, в солнечном таять гимне...

Три. Два. Один. Я иду искать. Господи, помоги мне. ©
maxlethal: (Default)
Белая гвардия -- первый роман Михаила Булгакова. Его действия происходят в Киеве и описывают события Гражданской войны 1918 года. Роман является в большей степени автобиографическим и описывает судьбу русской интеллигенции непростой для себя и страны период. Михаил считал его неким аналогом "Войны и мира". Полностью роман был опубликован во Франции в 1927-1929 гг.

В связи с глубиной и политической остротой своих авторских песен, советская власть по сути запретила русскому поэту, сценаристу и драматургу Александру Аркадьевичу Галичу (уроженец Екатеринославля, нынешнего Днепропетровска) свою профессиональную деятельность. В этой связи он был вынужден в 1974 году эмигрировать и в конечном счёте нашёл свой приют во Франции. На самом деле настоящая фамилия Александра -- Гинзбург, а псевдоним Галич составлен из букв собственных фамилии, имени и отчества.



Группа "Белая Гвардия" напрямую не связано ни с Белым движением, ни с одноименным романом Булгакова. Вплоть до своего первого публичного выступления коллектив не имел названия, и тогда взял за основу первые строки своей первой песни:

Белая гвардия, белый снег,
Белая музыка революций,
Белая женщина, нервный смех,
Белого платья слегка коснуться…
Существует версия, что эта песня является литературным ответом Галичу на его "Когда я вернусь".



Об утраченной интеллигенции )

*****

Посты серии "Музыкальное расследование"

Black Magic Woman
Папиросы
Звезда по имени Солнце
Bohemian Rhapsody
Музыканты "одной песни
Пусть всегда будет солнце
Chi Mai
Песня сквозь будущее
Runaway
Creep
Хулиганьё (Виктор Борже)
Мурка
Гордон Декстер
2CELLOS
Amelia Curran
Vladimir Cosma
Александр Башлачёв
Tanita Tikaram
Charlie Winston
Last Train To Lhasa
Владимир Вавилов
Десять ворчунов
Белая гвардия

Profile

maxlethal: (Default)
maxlethal

March 2014

S M T W T F S
       1
23 45678
9101112 13 1415
16 171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 25th, 2017 12:53 am
Powered by Dreamwidth Studios