maxlethal: (высокомерие и цинизм)

Есть во мне одна предельная, крайняя ненависть -- мне часто хочется взять в руки что-то тяжелое или огнестрельное, когда вижу, как взрослые калечат ребёнка.

Знаю, в какой момент и почему это происходит, слишком хорошо, увы.

И давно бы сделал что-то непоправимое, если бы не понимал, что эти взрослые, в свою очередь, покалечены поколением прежним.

maxlethal: (счастье)
DSC_0002


Я стою наверху, держась за поручень, и смотрю тоже вверх: оно ясное, но ветер несёт куда-то красивые облака. Это зрелище завораживает, и смотрится туда долго, пока не надоест.
Наконец, отталкиваюсь со всей силы и мчусь, мчусь вниз с этой горки на ещё сухую землю. В груди какая-то невыразимая беспричинная радость бытия -- у меня полное впечатление, что сегодня мой день рождения. Мне четыре, и я ещё не изведал дурацкой и заразительной экзистенциальной тоски.
Конечно, то было осенью -- сейчас я понимаю это, окунувшись мыслями куда-то туда. Но то настроенческое рожденческое ощущение, оно живо и говорит, что было начало зимы -- начало Нового года.

Второй класс. Приглашенные моей мамой одноклассники дарят подарки -- книги о московском метро и солдате, отбывающем службу на танке, я помню до сих пор. И хотел бы снова взять их в руки, да не помню, остались ли вообще они хотя бы где.
Две девочки с нашего дома-общаги и парень-отличник, можно сказать друг. Я не приглашал девочек, они троечницы, я вообще не знаю, что они тут делают: о чём с ними говорить, что с ними делать. И ещё долго не буду понимать некоторые вопросы связанные. Да что уж -- и сейчас какие-то смутные представления о некоторых вещах.

Приходят парни, мы сидим в комнатушке квадратов девять, которую мы делим с братом, и играем в морской бой. Конечно, среди подарков, детективы, которые глотаю дипломатами. Брат бросает нам по запросу ириски, а потом, когда выходим гулять, выпадает первый приятный снег.

Родители дарят футбольные мячи, которые всегда востребованы мной. И ждут с нетерпением весны, и спасают от долгой зимы.
Потом случится ранец, о котором просишь ещё с начала осени, потому как прежний хлипкий рвётся сразу, не выдержав напор школьной программы школы-лицея. Последует перстень и цепочки, которые никогда не ношу. Потом, кажется, закончились попытки понять мои желания, в ход идут понятные деньги.

Первый курс института: Таня, с которой мы дружим многие годы (и, кажется, до сих пор), мобилизует ребят поздравить меня, дарят торт. Смущаюсь, мнусь, неловко оправдываю отсутствие возможности угостить -- у меня крайне больная мама, нет ни желания, ни возможностей, ни навыков общения.

Двадцать пять я отмечаю большой компанией. У меня всё хорошо и всё так, как должно быть в обществе - успешен, обеспечен, много друзей. Хорошие. Буду думать, что вот она вскоре разведётся и получу последнее недостающее звено.

Живу один, во мне много статуса и денег, много свободного времени, мало счастья -- зачем-то разбудил себя и начать переосмысливать, а, значит, перестал жить целостно.

На работу приходят люди из прежней жизни -- завожу в кабинет, наливаю, вспоминаем, хочется забыть-забыться. В какой-то год даже сижу с перечнем имён людей из прошлой жизни, которые должны бы позвонить, и вычеркиваю тех, кто это сделал. Как-то должно быть стыдно за это.

В прошлом году Женя подарила мне скретч-карту мира, которую я до сих пор стираю после очередной поездки, и альбом Одессы, которая в душе. Это приятно, когда понимаешь, что подарок дарится именно тебе. Мы поехали куда-то, щелкал счётчик гейгера, окружал туман.


Сегодня я вспоминаю, чего же хотел от жизни тот мальчик, забравшийся на горку. Да ничего особого: никогда не хотел кем-то стать, сколько-то иметь. Просто жить с интересом, наблюдать, гонять по улице, да чтобы не мешали, не звали домой.

Ну так это случилось, парень.



+ одна фотка )
maxlethal: (Default)

Сегодня я не жалею ни об одном дне своей жизни: ни о днях за учебниками, годах допоздна на работе, без секса, времени в обидах или легкой грусти.

Каждый совершенный или не сделанный поступок, бессознательный или осознанный, праведный или предосудительный расцвёл во мне, встал в полный рост и является сегодня мной, а мне сейчас хорошо и уверенно.

Не может быть гарантии такого же состояния в завтрашнем дне, да мне и не нужно.

Есть только одна вещь, которую бы хотел: просто поговорить сейчас с дедом, которого нет уже почти 25 лет.



maxlethal: (Default)

Последний раз я жил в коммуналке, когда мне было восемь - самое начало моих осознанных воспоминаний. Она была тесной, ущербно-провинциальной во всём, там жили (выживали) семьи рабочего пролетариата.

Так отчего сейчас у меня ностальгия по этим высоким потолкам, большой общей кухне, распахнутому настежь в ночное небо окну с широким удобным подоконником, на котором удобно курить и вести неспешные душевные разговоры?

По всему тому, чего у меня никогда не было.

maxlethal: (наблюдательность)

Люблю (всегда любил) книги и фильмы о путешествиях во времени: машина времени, временные петли, парадоксы пространства-времени, альтернативное будущее... Ну, вы поняли.
Понятно, что "Назад в будущее" - моя слабость и всё такое.
Но не мог найти ни один из фильмов, который бы смог хотя бы издалека подобрался к нему.

Наконец, случилось -- английский BBC-шный сериал "Dotor Who" от 2005 года: 7 сезонов в среднем по 15 серий, 45 минут каждая...

Не поминайте лихом, люди добрые!


На прощание дам ссылку на один 10-минутный мультик "Узбекфильма" по Рэю Бредбери.
Брэдбери пугает меня куда сильнее, чем Кинг или какие-нибудь ужастики. Он единственный, кто умеет сделать мне по-настоящему страшно.
И стихотворение замечательное, да.


Ну и ещё пару ссылок по теме:

Всё о "Назад в будущее"
Путешествия во времени: (2, 1)
Айзек Азимов
"Конец Вечности"



P.S. Сериал оказался довольно детским, но всё равно местами весьма интересно. Не уверен, что буду продолжать смотреть второй сезон.
maxlethal: (наблюдательность)
В моём детстве были в большом ходу анекдоты про Горбачева, Рейгана и Тэтчер.
Тогда я мало что знал про каждого из этой тройки. Ничего не знал.
Потом узнал кое-что, и Маргарет вошла в число мои самых уважаемых политиков (в числе которых Уинстон Черчилль, Теодор Рузвельт и Ли Куан Ю).

Это сложно сейчас представить, но экономика Британии в момент её прихода к власти была в полной заднице.
Народ не хотел и не умел работать, постоянно критиковал государство и получал гарантированную зарплату c ежегодной индексацией, которую обеспечивали правящие бал профсоюзы.

Если говорить коротко, она сделала довольно простые по пониманию, но неверояно сложные по реализации, эффективные шаги:

- сломала хребет профсоюзам;
- ужала бюрократический аппарат;
- закрыла или приватизировала нерентабельные государственные предприятия;
- создала максимально благоприятные условия частному предпринимательству и
- перестала ему мешать.

По сути, это воплощение моего философского кредо, реализованного в экономико-политической сфере:

Невозможно и нельзя за кого-то решить его проблемы, вопросы и задачи, сколь бы важен и дорог он тебе не был.
Можно создать благоприятные условия и уйти в сторону.
Жизнь каждого в собственных руках.

Буду помнить.
Приложение: видео, фото, ссылки )
maxlethal: (Default)
Мама на даче, ключ на столе, завтрак можно не делать. Скоро каникулы, восемь лет, в августе будет девять. В августе девять, семь на часах, небо легко и плоско, солнце оставило в волосах выцветшие полоски. Сонный обрывок в ладонь зажать, и упустить сквозь пальцы. Витька с десятого этажа снова зовет купаться. Надо спешить со всех ног и глаз - вдруг убегут, оставят. Витька закончил четвертый класс - то есть почти что старый. Шорты с футболкой - простой наряд, яблоко взять на полдник. Витька научит меня нырять, он обещал, я помню. К речке дорога исхожена, выжжена и привычна. Пыльные ноги похожи на мамины рукавички. Нынче такая у нас жара - листья совсем как тряпки. Может быть, будем потом играть, я попрошу, чтоб в прятки. Витька - он добрый, один в один мальчик из Жюля Верна. Я попрошу, чтобы мне водить, мне разрешат, наверно. Вечер начнется, должно стемнеть. День до конца недели. Я поворачиваюсь к стене. Сто, девяносто девять.

Мама на даче. Велосипед. Завтра сдавать экзамен. Солнце облизывает конспект ласковыми глазами. Утро встречать и всю ночь сидеть, ждать наступленья лета. В августе буду уже студент, нынче - ни то, ни это. Хлеб получерствый и сыр с ножа, завтрак со сна невкусен. Витька с десятого этажа нынче на третьем курсе. Знает всех умных профессоров, пишет программы в фирме. Худ, ироничен и чернобров, прямо герой из фильма. Пишет записки моей сестре, дарит цветы с получки, только вот плаваю я быстрей и сочиняю лучше. Просто сестренка светла лицом, я тяжелей и злее, мы забираемся на крыльцо и запускаем змея. Вроде они уезжают в ночь, я провожу на поезд. Речка шуршит, шелестит у ног, нынче она по пояс. Семьдесят восемь, семьдесят семь, плачу спиной к составу. Пусть они прячутся, ну их всех, я их искать не стану.

Мама на даче. Башка гудит. Сонное недеянье. Кошка устроилась на груди, солнце на одеяле. Чашки, ладошки и свитера, кофе, молю, сварите. Кто-нибудь видел меня вчера? Лучше не говорите. Пусть это будет большой секрет маленького разврата, каждый был пьян, невесом, согрет, теплым дыханьем брата, горло охрипло от болтовни, пепел летел с балкона, все друг при друге - и все одни, живы и непокорны. Если мы скинемся по рублю, завтрак придет в наш домик, Господи, как я вас всех люблю, радуга на ладонях. Улица в солнечных кружевах, Витька, помой тарелки. Можно валяться и оживать. Можно пойти на реку. Я вас поймаю и покорю, стричься заставлю, бриться. Носом в изломанную кору. Тридцать четыре, тридцать...

Мама на фотке. Ключи в замке. Восемь часов до лета. Солнце на стенах, на рюкзаке, в стареньких сандалетах. Сонными лапами через сквер, и никуда не деться. Витька в Америке. Я в Москве. Речка в далеком детстве. Яблоко съелось, ушел состав, где-нибудь едет в Ниццу, я начинаю считать со ста, жизнь моя - с единицы. Боремся, плачем с ней в унисон, клоуны на арене. "Двадцать один", - бормочу сквозь сон. "Сорок", - смеется время. Сорок - и первая седина, сорок один - в больницу. Двадцать один - я живу одна, двадцать: глаза-бойницы, ноги в царапинах, бес в ребре, мысли бегут вприсядку, кто-нибудь ждет меня во дворе, кто-нибудь - на десятом. Десять - кончаю четвертый класс, завтрак можно не делать. Надо спешить со всех ног и глаз. В августе будет девять. Восемь - на шее ключи таскать, в солнечном таять гимне...

Три. Два. Один. Я иду искать. Господи, помоги мне. ©
maxlethal: (Default)
В каждом из нас есть определенный набор нерешенных задач, которые терзают нашу сущность и находят выход в разговорах с близкими людьми, в творчестве, постах и мыслях.
Нерешенные задачи звучат в нас рефреном, и если долго читать человека в живом журнале, можно увидеть, как его мысли в них бесконечно спотыкаются, покуда не будут разрешены.
Преодолев же что-то, больше не хочется об этом размышлять и редко хочется к этому возвращаться.

В моём журнале многое написано о субъективности истины, о терпимости, о неприятии лжи в себе и неравном отношении в отношениях.
Мне говорили "кто тебя там всё время обижает?", "почему тебя так трогает неравноправие?", "от того, что ты пишешь, мир другим не станет, просто живи"...,
а мне всегда эти тексты чувствовались чуть более значимыми и однородными, чем конкретные житейские ситуации, которые провоцировали  писать.

Хочется надеяться, что это какой-нибудь завершающий пост в серии моих посланий близким людям:
"позволь миру быть глубже и шире, чем ты его представляешь;
позволь себе быть бОльшим, чем ты о себе думаешь;
не жди ничего от других и разреши им быть самим собой,
но неизменно помни о своих интересах".

В 2008 году я перешёл на другое место работы, расстался с девушкой и у меня, наконец, появилось свободное время осмыслить прожитое.
И вскоре обнаружилось странное: по-всякому выходило, что я вовсе не тот, кем себя представлял. И реальность какая-то иная -- не столь чёрно-белая, однозначная и предсказуемая.




Личное )
maxlethal: (Default)



Вчера из подсознания вывалилось слово из глубокого детства -- "зэпанский": клёвый, крутой, ровный, чёткий.
Так вот, клип -- именно зэпанский! :-) И Юля Чичерина мне нравится.
maxlethal: (Default)
Вчера исполнилось ровно 26 лет со дня аварии на Чернобыльской АЭС в Припяти, что находится в 94 километрах от Киева, недалеко от границы с Белоруссией.




В тот день я ехал с бабушкой в село Воздвиженское, что неподалёку от границы Ставропольского края с Калмыкией. Народ на пыльном автовокзале в забытом богом селе шептался о каком-то взрыве и радиации, о направлении и силе ветра. Но при этом все спокойно находились на улице, торговали нехитрыми предметами и продуктами, и было совершенно не понятно, что делать со всем этим. А я заблудился ненадолго и прочувствовал первый сильный приступ страха в своей жизни, отчего день впечатался в мою память.

Сегодня я узнал, что в 37 км от Курска находится АЭС, сопоставимая по своей мощности с Чернобыльской и названная в честь Курчатова.
Местные говорят, что руководитель Курской АЭС был снят со своего поста, так как отказался от указаний центрального руководства атомной промышленностью СССР по экспериментам в вариативном разгоне мощностей станции (якобы аналог разгона процессора на компьютере). В результате, эксперименты были дислоцированы в сторону более понимающей Припяти.


И немного о ролике. Девочка, которая попадает часто тут в кадр и чей голос звучит - Лиза Клейнот - является режиссером не только этого ролика, но и вообще Режиссером. И актёром. А в ютьюбе известна по милым придурашливым коротким хохмам. Вот таким.
maxlethal: (Default)


Как выглядит аромат грусти и нежности? Как он пахнет? Как звучит? Волк знает это наверняка, подвывая в полночь всей грудью на полную луну. Но...

...вскоре рассвет. Где-то внизу размеренно бежит широкая река, спит зеленый город. Если запрокинуть ноги по ту сторону подоконника и свесить во вне, всё это можно будет увидеть в деталях. В руках - гладкий, цветной мелок с огоньком на конце, который эстету-красивисту приятно ощущать глазом и на ощупь. Пятки упираются в ещё теплую грудь, насмешливый, задорный, дразнящий сверху-вниз почти мальчишеский прищур-- в район моей переносицы. В глазах читается циничное "Ой ли, мальчик? Ой ли?" Огонь на мелке периодически начинает мерцать то ярче, то тусклее, дыханию в такт: вдох-выдох, вдох-выдох...

Стеклышко мерцает и переливается на солнце. В руке - мелок, крошащийся о шершавую поверхность и оставляющий мелкий слой известковой пыли на ладонях.
1
2
3 4
5...

..температура растёт с каждым часом. Тело липкое под этим жарким, палящим, летним солнцем, по нему струятся капельки пота. Пот -- как клей, попавший по ошибке на губы и язык: склеивает поверхность одежды и тела, затрудняет восприятие и речь. 

Только море может по-настоящему отвлечь от неприятных мыслей, ощущений и внутреннего осадка. Только оно растворяет прошлое, чтобы начать прямо сейчас пока такое неясное будущее. Здесь песок, в который с удовольствием зарываешь пальцы рук и ног, покрытые ярким лаком.  А мне так хочется взять плоскую широкую гальку-лягушку и бросить её бреющим вдоль глади морской поверхности, чтобы...

...подпрыгивая на выбоинах, стеклышко скачет по асфальту,  то слегка касаясь его (.), то чуть проскальзывая по нему (-) и отбивая ритм:
...
..-
-.-
.-
И ещё раз...

.. понимаешь, что тебя просто разморило, и ты не думал, произнося это имя. Оно просто вырвалось из глубин, как те воспоминания детства, которые живут в нас с тобой где-то на дне души, о которых мы запрещаем думать даже самим себе, но которые раз за разом вырываются откуда-то из недр долбанного подсознания, мешая нам до конца раскрыться, доверять, просто подпустить к себе чуточку ближе. А ведь только так может произойти чудо...

..когда в этот августовский день прямо перед тобой вынырнет Санта Клаус. В летнем отпуске он слегка навеселе, становится на одну ногу, обутую в сланец, наклоняется вперед и пытается отбалансировать руками, одна из которых зажата в кулак с оттопыренным большим пальцем вверх. Он не дурак, этот старик Клаус, выбрав себе этот чудесный город. В котором Пушкин позволяет себя обнимать, но, кажется, едва находит в себе силы сдержаться, в котором учат влюблять и влюбляться, в котором так хорошо фотографировать эти узенькие обшарпанные дворики, уникальные довоенные балконы и фрагменты лепнины, в котором портовые ребята и девчата столь улыбчивы и раскованы, в котором так хорошо бродить и улыбаться, в котором пахнет мясом и корицей...

Из окна раз носится запах свежеиспеченного хлеба, но ты сосредоточен на игре. Классики развивают точность. Только бы попасть на 10, не перескочив на "солнце". Только бы не "сгореть"! Классики -- игра для перфекционистов. 



Два волка мчались по степи среди высокой, слегка пожухлой травы. Не волка - два волчонка. Они не видели друг друга, но им и не требовалось: они просто чувствовали. Позади оставались многочисленные участки леса, луга, полей, на которых они много раз теряли всякую связь (даже с собой), но никогда не ожидали друг друга подолгу -- слишком мало времени, слишком много нужно успеть: поглотить  новые порции свежатинки, событий, впечатлений. Изредка их пути пересекались, чтобы, бросив на бегу взгляд исподлобья на другого, мгновенно оценить многочисленные изменения в виде новых ран, опыта и изменившегося отношения к другому. Никаких слов: обрывки эмоций, впечатлений, ощущений и воспоминаний внутрь. Чтобы однажды, неожиданно для самого себя, потеряв чутьё другого, остановиться где-нибудь на лесной поляне и, вытянув морду к полной Луне, пронзительно и тоскливо взвыть... 

Испугаться самого себя, вмиг заткнуться и стремительно побежать дальше, заглушая свой внутренний голос. 


maxlethal: (Default)
Говорит ему печальная жена:
"Я с детишками намучилась одна:
То Кокошенька Лёлёшеньку разит,
То Лёлёшенька Кокошеньку тузит.
А Тотошенька сегодня нашалил:
Выпил целую бутылочку чернил.
На колени я поставила его
И без сладкого оставила его.

© К.Чуковский "Крокодил" (Старая-престарая сказка)

Отец Познера с сестрами (Лелёша, Тотоша и Кокоша)

Если верить известному телеведущему Владимиру Познеру, на фотографии изображены дети того самого Крокодила -- Лелёша, Тотоша (девочки) и Кокоша (мальчик).
Познеру они приходятся тётями -- Еленой и Викторией Александровнами, и родным отцом -- Владимиром Познером. Сам же Крокодил -- видимо, дед ведущего, который при жизни выглядел так.

Как выясняется, "поэма для маленьких детей" Чуковского отнюдь не проста: персонажи он назвал в соответствии с семейными прозвищами знакомой ему семьи, Крокодилу не только симпатизировал, но и олицетворял себя с ним. Однако, если прочитать эту статью до конца и довериться ей, то и за образом Тараканища вам станет мерещиться силуэт Иосифа Сталина.
maxlethal: (Default)
Этот пост является тематически связанным с этим.

То, что человек никогда не воровал, не врал или ещё что-то там не делал, само по себе не является таким уж однозначным и безоговорочным плюсом*.
Такое может быть исключительным следствием отсутствия возможностей или зашоренностью мышления.
И не понятно, что произойдёт с таким человеком, когда такая возможность представится и рамки дозволенного расширятся.

* Хронически не люблю пунктуацию и "ни" и "не" в русском языке :-)


Чуть меньше двадцати лет назад было дело.

Девяностые годы, кругом нищета и необустроенность. Мы c семьёй недавно въехали в первую собственную квартиру (до этого жили в общагах) - 45 квадратов на 4-х человек казались невероятной роскошью.

Дом был новостройкой, вокруг рытвины, полуразрушенная церковь, опрятный палисадник и маленький домик, уцелевший после строительства...

Во дворе валяется масса строительного мусора -- пакетов (которые замечательно плавились и завораживающе капали на землю), досок (которые служили растопочным материалом для костров для того, чтобы печь картошку), строительных патронов (которые бросались в костры из досок, из которых извлекался порох или которые продалбливались о стены с целью детонации).

Вдоль домов и тротуаров валяются обычные спички, которые бросали строители, пока строили дом, которые бросают взрослые, закуривая сигаретами свои непростые проблемы в тяжёлое для себя время. Зажигалок и урн ещё толком нет, поэтому спичек невероятно много: они в канавах и канавках, перед подъездом и в наспех разбиваемых клумбах, на которых особо хозяйственные уже начинают сажать себе зелень и картошку.

Мы ходим с дворовыми друзьями и отыскиваем самые толстые спички для того, чтобы продолжить эту бесконечную одноименную игру (в "спички"), захватившую на время наше детское внимание.



Суть игры проста: спичка зажимается между большим и указательным пальцем и проверяется на прочность с такой же спичкой, находящейся у твоего товарища. Мы крест-накрест, приблизительно по центру, давим на своё орудие, и чьё-то тотчас не выдерживает и ломается. Проигравший ищет новую, более достойную спичку, а победитель упивается надеждой, что у него в руках элитная спичка, которая ещё покорит не одну сотню свои хлипких сородичей, попавших в руки твоего друга. Можно играть до ста побед, можно на "шелбаны" можно просто так, пока не надоест.

Важно смотреть, чтобы тебя не надурили: чтобы не соперник не взял спичку покороче, с бОльшим рычагом, чтобы для этих же целей не давил своей местом, близким к краю (а не строго по центру), чтобы не взял две спички сразу, спрятав одну за другую и увеличив прочность в два раза, чтобы не подсунул вместо спички гвоздь...

Иногда попадались истинные "богатыри" среди спичек - заводской брак и погрешности производства умудрялись порождать на свет толстые, откормленные экземпляры, которые могли жить несломленными по суткам, и оставляя за собой, в ходе своей карьеры, горы поломанных трупов среди двора. Такая спичка награждала счастливого собственника морем позитивных эмоций, насмешливым покровительственным тоном и слегка задранным носом.



Спустя неделю страстных увлечений, боевой азарт начал утрачиваться. Да и количество целых спичек изрядно подсократилось и их приходилось выискивать куда с большей сложностью, продираясь глазами сквозь залежи сломанных "трупов". Ситуация отягощалась тем фактам, что у одного из друзей появился "богатырь", которого не удавалось сломить на протяжении пары дней...

И тогда мне в голову пришла гениальная идея. Я пошёл домой, "приватизировал" у мамы деревянную прищепку и аккуратно выстругал и отшлифовал себе щепку, соответствующую спичечным габаритам. Для придания полной идентичности пришлось лишь чуть подпалить дерево с одной из сторон.

Что это оказалась за легендарная спичка, когда мне удалось как-бы случайно её найти в грязи!
Она подарила мне весь спектр дворовой славы и состояния внутренней лёгкости победителя.
Она с легкостью сокрушила надоевшего к тому времени всем приятельского чемпиона.
Она бережно охранялась и носилась в кармане.

Она ломала другие и обычного размера, и утолщённые, и с краю, и чуть более короткие, что немного утратило мою внимательность и сделало беззаботным.
Потому однажды я не заметил, как коварный приятель зажал две спички и переломил моего истрёпанного и затисканного к тому времени ветерана ;(


Нет, я слишком сильно не орал о нечестности, прекрасно помня, каким образом ковалась легенда. Да и надоело это занятие, если честно.
Я пошёл к тому другу, чьего "богатыря" я когда-то сломал и которому это занятие надоело чуть раньше, и по ходу какого-то мирного времяпрепровождения честно ему покаялся в своих грехах.

На ту исповедь мой друг поднял грустные глаза и тихо произнёс: "Знаешь, моя ведь тоже была выточена из деревянной щепки. Жаль, я не догадался сделать сразу из прищепки."

P.S. А можете рассказать о самом запомнившемся обмане из вашего детства?
maxlethal: (Default)
В каждом дворе запах особый. Невероятные сочетания дают запахи цветения трав, живности, свежего навоза, фруктовой пастилки и сухофруктов, разложенные для просушки на старых газетах...
Должно быть чем-то неприятным пахнет и в этом деревенском туалете, несмотря на небольшое окошко для вентиляции вверху. Но я этого не чувствую, я читаю...

Сквозь щелку рядом с дверной щеколдой проходит тонкий пучок света. Его косая линия падает мне на коленку и в этом месте приятно греет ногу.
Где-то снаружи гудят осы -- у них здесь "гнездо", которое бабушка неоднократно пыталась сжечь; ещё больше было обещаний прекратить это безобразие раз и навсегда...
А вот и голос бабушки: "Максим, гдэ цэ ты сховался? Яка ж скрытна дэтина!"

Я не отзываюсь. Можно сказать я вообще её не слышу, потому как нахожусь в другом измерении -- мне там интересно.
Мне интересно, я дочитываю последнюю оставшуюся непрочитанной стопку местной сельской газеты. Точнее, её рубрику "Это интересно", где собраны любопытные факты со всего мира о чем-угодно...
Уже без остатка проглочены выпуски, хранящиеся в старом дедушкином гараже, придавленные тяжёлой периной на веранде, валяющиеся ворохом за сепаратором на кухне...

Плохо, что встречаются такие, в которых желанная рубрика отсутствует начисто, и тогда я торопливо тянусь за следующим номером. У части газет вырваны страницы, часть их отсырела и приходится напрягать глаза в этом полумраке отхожего места, лишь бы только разобрать заветные буквы... Что-то интересно мне чуть более, что-то -- чуть менее. Но прочитывается всё без остатка.

А потом, зажмурившись от непривычного, яркого, безжалостного, летнего солнца и разминая затёкшие ноги, бредёшь к бабушке на кухню поесть вкуснейших деревенских вареников со свежими сливками. А в голове словно осы роятся какие-то мысли, навеянные прочитанным о тех странах, где, казалось бы, никогда и не буду...


Когда-то я решил вести свой журнал так, чтобы большинству людей, его читающих, было любопытно его содержимое.
Точно также, как в той газетной рубрике для  небольшого села, где люди разговаривают на суржике...
maxlethal: (Default)

Ей 59. У неё больной муж, который за долгие годы супружеской жизни не оставляет ей ни надежды, ни права на чудо. Ей тяжело содержать семью последние годы и невыносимо от окружающей безисходной серости, от звука встроенного таймера обратного отсчёта собственной жизни. Вот почему маленькая девочка внутри неё направляет заботу и ласку на подобранного бездомного кота, с которым делит ужин и свободное время, расписание желаний которого она изучила и никогда не позволит нарушить его, на которого она направляет всё то тепло и внимание, которое так нужно ей самой.

Ему 34. Он открывает крупный проект. Ему приносит удовольствие договариваться с арендодателем о цене, с подрядчиком --о сроках и характере работ, с персоналом -- об условиях работы. Он любит, чтобы его мнение ценили, его уважали и прислушивались к нему. И он способен сделать тогда многое и даже больше, ведь в его душе живёт мальчик, которого ставят на стульчик и просят показать все возможные навыки и умения. И внимательно слушают его, и хвалят, и гордятся им. И ему нравилось это и будет нравиться всегда.

Ей 33. Она выскочила замуж в 19. Её дочь ходит в первый класс, но ей самой в душе ненамного больше. Ей хочется как невинной юной девочке той романтики, нежности и трепетных отношений, которые когда-то были с этим странным, далёким и в общем-то давно чужим человеком на диване, смотрящем футбол. Она вспоминает и не может вспомнить, как же это произошло, и ищет утраченное на форумах, сайтах знакомств и сплетнях с вобщем-то ненавистными неискренними подругами.

Ему 57. В его душе нет ребёнка. Его лишили детства и он мечтал быстрее вырасти и реваншировать. Его ребёнка заменили словами "ответственность", "долг", "требовательность", которые не дают расслабиться и почувствовать вкуса жизни ни ему, ни окружающим.

Их много. Но за всеми ними -- издалека, молчаливо, внимательно и ненавязчиво --наблюдает проницательный десятилетний мальчик. Мальчик, которого несправедливо лишили в детстве любви и подсунули ненужный суррогат долга перед ним. Который ищет причины несправедливости и справедливого мироустройства, будто они могут компенсировать его потерю. Который потому и так эмоционально скуп, недоверчив и замкнут, что не понимает -- своей закрытостью снова теряешь уже когда-то потерянное за тебя.

Posted via LiveJournal app for iPhone.

maxlethal: (Default)
Слушая вчера эту песню, я отчего-то вспомнил те фрагменты из детства, о которых казалось давно и напрочь забыл.

Как в первом классе родители мне каждое утро намазывали на прямоугольный поперечный хлебный срез "кирпича" тонюсенький слой растаявшего сливочного масла. И больше ничего. Рядом стояла огромная кружка доверху налитого горячего обжигающего чая. И подгоняемый родителями, мне приходилось двумя руками брать этот незамысловатый бутерброд и спешно откусывать большие куски, торопливо прожёвывая. А потом хватать опять же обеими скользкими от масла руками кружку и осторожно отхлебывать горячую жидкость, обжигая гортань и губы... Хватать кружку приходилось обеими, потому как она была слишком тяжела для меня -- требовалась поддержка верхнего края левой, менее разработанной рукой.

Или как у бабушки с дедушкой, когда мы ездили по выходным в магазин на мотоцикле, я будучи в люльке брал горячий, обжигающий, только что купленный из пекарни хлеб, и делал в нём дырку, методично вытаскивая через неё мякиш и раскатывая в руках до упругого твёрдого шарика, который отправлялся в рот либо сразу, либо поедался медленно-медленно обсасыванием / откусыванием микроскопических его частей...

Можно и гораздо позже, когда в девяностые во дворы въезжали фургоны и какая-нибудь тётка ходила к домам и зычно и громко орала "Молоко! Свежее молоко!". И приходилось бежать вниз, и занимать очередь, которую непременно уже успевали сформировать оживлённые событием пенсионеры и уставшие взрослые. И топтаться в очереди, в ожидании момента протянуть этот бидон или трёхлитровую банку, вспоминая в тот момент как горячо и сытно было деревенское молоко, полученное только что из-под бабушкиной коровы...



И не спрашивайте меня, почему память выбросила эту порция совершенно интимных детских воспоминаний в ответ на песню британского бродяги...

Чарли Уинстон – это не человек. Charlie Winston – это ансамбль. Гибрид Чарли (Чаплина) и Винстона (Черчилля), он воплощает музыкальные идеи британского певца, композитора, продюсера и мультиинструменталиста, который пожелал скрыть от посторонних свое настоящее имя. Так же поступили его брат, певец и музыкант Том Бэкстер (Tom Baxter), и его сестра, автор песен и вокалистка Вашти Анна (Vashti Anna; Анна – это «фамилия»). Имена родителей известны, но это уже не так важно. Важнее тот заряд музыкальной энергии, который они подарили своим детям, вырастив их в сказочной атмосфере старого провинциального отеля и окружив музыкой, для которой всегда находилось время между управлением отельным хозяйством.
....

Свое место в современной музыке Чарли Винстон искал долго, дольше, чем его младшие брат и сестра. Он дебютировал только в 30 лет, успев поучиться в Лондоне, пожить в Индии, освоиться во Франции, поработать для кино, театра и коллег-артистов, поездить по миру (в том числе на разогреве у Питера Гэбриела). В общем, потратил не один год на поиски своего пути, отчитавшись о проделанной душевной работе на дебютном альбоме «Make My Way» (2007).
...

Винстон – бродяга по зову души и музыкальному кругозору, но из тех «беспризорников», которые везде могут свить себе подобие уютного гнездышка. Обжив на первом альбоме территории соула, рока и хип-хоп, для второго лонг-плея он устроил пристань неподалеку – в смежных владениях заводного фолька, душевного соула, балладной романтики и тонизирующих танцевальных инъекций. Собственно, не так важен звуковой ассортимент, как его оформление и взаимная гармония частей.
via
maxlethal: (Default)

Давно я так с удовольствием и от души не смеялся.
Драгунский отдыхает, чесслово :-)

Posted via LiveJournal app for iPad.

maxlethal: (Default)


В России самые узнаваемые из моих работ — «Ишь ты, Масленица» и «В синем море, белой пене…». Мне говорили, что «Масленицу» по ТВ крутят каждый сезон, практически как «Иронию судьбы» под Новый год. Ну а фильмом-бомбой была «Лисья книга», о которой говорили, что она открыла новую страницу в советской мультипликации. Такая же судьба могла сложиться и у «Охотников». После просмотра этой картины Хитрук на съезде правления Союза кинематографистов в Москве сказал, что из Армении в конце года привезут еще одну бомбу. Но фильм так и не попал в прокат. Причин тому было две: москвоцентризм и абсолютно наплевательское отношение армянских киновластей. ©


Википедия:

Ро́берт Аршави́рович Саакя́нц (арм. Ռոբերտ Սահակյանց; 30 августа 1950, Баку — 24 сентября 2009, Ереван) — советский и армянский режиссёр, сценарист и художник мультипликационных фильмов.
С 1964 жил в Ереване, с 1970 работал на киностудии «Арменфильм» в качестве художника-мультипликатора, а с 1972 — режиссёра-мультипликатора. Является также автором сценариев и художником-постановщиком практически всех своих фильмов, которых около тридцати (10- и 30-минутных) и клипов для канала ОРТ и армянского телевидения (около 70), а также соавтором других анимационных фильмов, снятых на киностудии «Арменфильм». Фильмы имеют награды международных и всесоюзных кинофестивалей во Франции, Италии, Испании, Германии, Японии, а также в странах бывшего СССР — Киеве, Ереване, Москве, Таллине.

В 1987 получил звание Заслуженного деятеля искусств, в 2008 — звание Народного артиста Армении. Являлся художественным руководителем объединения мультипликационных фильмов киностудии «Арменфильм». Из работ Саакянца наибольшую известность в России имеют мультфильмы цикла, созданного по сказкам классика армянской литературы Ованеса Туманяна («Кто расскажет небылицу?» и др.).

В 2002 результате знакомства Роберта Саакянца с творческой группой, названной впоследствии «Yellow Submaryan» (зацените название!!!), появилась на свет серия рисованных клипов Yellow Submaryan.

Скончался 24 сентября 2009, в Ереване, после тяжелой операции на сердце (аневризма аорты). Похоронен 26 сентября.

В настоящее время Арменфильм многим известен благодаря серии своих мультипликационных фильмов, режиссёром и художником в которых выступает Роберт Саакянц. Мультфильмы сняты по бытовым сказкам и сюжетно представляют собой небылицы.
Ух ты, говорящая рыба!
Ишь ты, масленица!
В синем море, в белой пене...

Profile

maxlethal: (Default)
maxlethal

March 2014

S M T W T F S
       1
23 45678
9101112 13 1415
16 171819202122
23242526272829
3031     

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 24th, 2017 10:20 am
Powered by Dreamwidth Studios